Питер Хэммилл - The Fall of the House of Usher / Падение дома Ашеров

Перевод Микаэл Абазян mikayelabazyan@yahoo.com, 2006
при участии Сергея Петрушанко hammillru@mail.ru


Опера, 
либретто - Крис Джадж Смит (Chris Judge Smith),
по одноименному произведению Эдгара Аллана По
                               
Действующие лица:
ХОР*            - Сарра Джейн-Моррис (Sarah-Jane Morris)
МОНТРЕСОР       - Энди Белл (Andy Bell)
РОДЕРИК АШЕР    - Питер Хэммилл (Peter Hammill)
МАДЕЛИН АШЕР    - Лен Лович (Lene Lovich)
ВРАЧ-ТРАВНИК    - Герберт Гронмейер (Herbert Gronemeyer)
ГОЛОСА ДОМА     - Питер Хэммилл (Peter Hammill)


*Хор - в Елизаветинскую эпоху - один человек, выступающий в прологе и эпилоге, 
комментирующий происходящее на сцене.

Исполнено, аранжировано и записано Питером Хэммиллом на Sofa Sound и Terra 
Incognita, кроме:  частей исполнения мисс Лович, записанных на H.O.M.E. Studios 
Лес Чаппелом, и исполнения мистера Гронмейера, записанного на Outside Studios 
Кристофом Мэтлоком.



                               Действие Первое
                               ---------------

ХОР            Хор часто должен играть незавидную роль,
               выполнять неприятную задачу;
               призванный как свидетель несметным преступлениям,
               он безмолвно участвует во всех них,
               а затем оборачивается и комментирует действие.

               Он слышит... наблюдает, но никогда не имеет права выдавать свои эмоции.
               Невидимый, он ходит, его присутствию персонажи не придают значения;
               это просто сценическое устройство.

               Он не может спрятаться, не может стать на чью-либо сторону.
               Обречен стоять и комментировать действие...

               Молодой человек по имени Монтресор недавно получил срочное
               письмо от хорошего друга детства
               по имени Родерик Ашер,
               в котором его друг умолял как можно скорее
               приехать к нему в фамильную усадьбу.

               Итак, на протяжении всего пасмурного, темного и безмолвного осеннего дня,
               когда облака угнетающе низко висели в небе,
               он проезжал по необычно унылой деревенской дороге,
               пока не обнаружил,
               что в сумерках надвигающейся ночи
               он оказался в окрестности мрачного дома Ашеров.

МОНТРЕСОР      Это должно быть и есть тот самый дом.
               В нескольких милях вокруг более нет других.
               Да нет же... Это всего лишь пустая оболочка, 
               лишенная жизни; 
               бесплодная куча камней посреди трясины.

               Но нет сомнений, это и есть тот самый дом!
               И все же, как мрачно он выглядит, как угрожающе, как бездыханно.

               Этот массивный растрескавшийся фасад, 
               окна как пустые глазницы,
               которые вглядываются в застоявшуюся,
               блестящую черноту озера...
               Я никогда не видел ничего подобного!

               Мрак, гниющая темнота этого места...
               Должно быть это мое воображение,
               темнота и холод...

               Однако все еще, глубоко под пластом моих мыслей
               и против моей воли
               мое сердце начинает трепетать 
               в безумном предчувствии Дома,
               и я вынужден признать 
               осознание страха;
               холодного и бессознательного страха,
               безымянного, бесформенного, пробирающего до костей...

               Нет, это просто тяжелый воздух вгоняет меня
               в беспамятство, погода и сумерки.
               Лишь из-за этого зуб на зуб не попадает
               и волосы на голове встают дыбом.

               А что же с его сестрой?
               В письме не говорится о ней,
               но, как я понимаю, она тоже живет с ним 
               здесь, в Доме Ашеров,
               в фамильном доме, которому уже более пятиста лет.
               Это странное место, странный дом,
               и еще более странный род;
               они все либо святые, либо безумцы, 
               среди них не было ни одного обычного человека;
               все - гении...

               Но, благословленный на века,
               род Ашеров не дал ни одной устойчивой ветви.
               И так, от отца к сыну, от предка к потомку
               наследие и имя были утрачены.
               Во всей родословной никакие кузены,
               тетки внебрачных детей
               не нарушали единственность симметрии
               семейного древа.

               Ну вот, я здесь; я пришел;
               уже слишком поздно, слишком темно, чтобы сбежать.
               Но как ужасен вид этого особняка,
               тянущегося к земле в ночи...

               Вон там! Свет!
               Меня ждут; меня дожидаются;
               Я не разочарую моего друга.

                             Конец Первого Действия

        
                         
                               Действие Второе
                               ---------------

ГОЛОСА ДОМА    Дом. Сырые своды. Кессоны. Мы дышим...
               Подвалы. Пилястры. Камни. Древесина. Дышим...
               Подпорки. Перемычки. Пазухи сводов. Мы дышим...
               Колонны и опоры. Шпили. Арки. Капители. Дышим....

               Мы дышим. Мы в ожидании.
               Мы поднимаемся. Мы в ожидании.
               Мы - Ашер. Дом Ашеров.

               Пилястры. Угловые камни. Устои.
               Несущие стены и колонны, притертые за долгие годы.
               Дом Ашеров.
               Обивка. Ступени. Стойки перил. Выступы и карнизы.
               Несущие стены и колонны, капительные года.
               Дом Ашеров.

               Мы дышим. Мы в ожидании.
               Мы поднимаемся. Мы в ожидании.
               Мы - Ашер. Дом Ашеров.

               Балки. Пояски. Перекладины. Сваи.
               Плиты и ручки труб.
               Брусья, распорки. Опоры. Парапеты.
               Фронтоны. Мансарды и горгульи.
               Свес крыши. Влажные свесы крыши...
               Купол. Флероны. Щипцы. Черепица. Желоба...

               Мы дышим. Мы в ожидании.
               Мы поднимаемся. Мы в ожидании.
               Мы - Ашер. Дом Ашеров.
               Мы - краеугольный камень. Мы - это Ашер.

РОДЕРИК АШЕР
("Спящая")     Спит леди. О, может ли ее сон
               что долог так, быть глубоким!
               Небеса держат ее в своей священной крепости!
               Этот зал пополнился еще на одного святого,
               это ложе для еще одной печали.
               Молюсь я Богу, чтобы она могла лежать
               вечно с закрытыми 
               пока тусклые призраки в саванах проходят мимо.
 
               Моя любовь, она спит. О, может ли ее сон
               что постоянен так, быть глубоким!
               Пусть тише ползают черви вокруг нее!
               Глубоко в лесу, темном и старом,
               теперь пусть хранит ее величественный склеп;
               тот склеп, что часто распахивает свои черные
               и крылатые трепещущие панели,
               он торжествует над геральдическим покровом
               похорон ее великой семьи...


АШЕР                                        МОНТРЕСОР
                                       
                                            Я не хотел прерывать...
Монтресор, ты пришел!
                                            Неужели ты думал, что я проигнорирую твое письмо?
Монтресор, ты здесь!
Давай я помогу тебе снять пальто.
Сядь и отдохни.
О, как приятно тебя видеть здесь!
Рассказывай обо всех своих новостях...
Я вижу, ты немного изменился, мой друг...
Не хочешь ли чего выпить...
                                            Да, да,
                                            но давай по порядку!
                                            Сначала ты должен мне рассказать, что...
Но наверное я и сам изменился.
Сколько же лет прошло с того дня,
как мы распрощались в последний раз?
                                            Должно быть, около десяти лет
                                            со дня последней встречи,
Да, будет лет десять
со дня последней встречи,                   со дня последней встречи.
                                            Скажи мне, что же случилось?
                                            В твоем письме
                                            говорилось о какой-то болезни;
                                            о каком-то безнадежном недуге,
                                            ставшим не под силу тебе одному...
О, нет, расскажи о своих делах!
                                            Расскажи мне.
Расскажи мне
как ты проводишь свои дни                   как ты проводишь свои дни
Расскажи мне
с самого начала.                            с самого начала
Расскажи мне
обо всем                                    обо всем
что случилось 
с того дня, когда каждый из нас             с того дня, когда каждый из нас
пошел своим путем.                          пошел своим путем.
Посмотри на меня...
Я не покидал эти стены
три года,
И не смею я этого делать!
Я заключен в тюрьму, 
и страх - мой надзиратель.
Каждое сказанное мною слово
кажется таким опасным. 
Мой самый невинный поступок может вызвать
тот самый жуткий страх
                                            Но страх чего?
Тише, и я расскажу тебе...
расскажу тебе...


АШЕР           Я избегаю света,
               ползаю во мраке как жаба, как личинка,
               мучимый даже самым слабым лучом солнца.
               Я слышу...
               О, Боже, если бы ты только мог знать, что я слышу!

               Я слышу, как озеро всасывается в стены,
               Я слышу, как дышат летучие мыши,
               Я слышу, как небо стонет и хочет слиться со слизью!

               И это,
               все это бьет как гром,
               как гром!

               Мои чувства потешаются надо мной:
               Зрение... Осязание... Зрение... Осязание... 
               Звук и Вкус... Звук и Запах,
               Все мучает и рвет мой рассудок.

               И мне негде спрятаться,
               даже в самой тихой из моих комнат,
               Я слышу разговоры стены;
               я слышу биение моего сердца;
               я чувствую все, что живет и не движется,
               и знаю, что все это знает о моих ощущениях.

               Лишь только в моей музыке я нахожу покой,
               Да и то только потому, что она заглушает
               все остальные звуки и души...

               Ты, наверное, думаешь, что я безумен, но это не так.
               Мои чувства сотрясаются под ударами падающих перьев
               и еще...
               Но нет, вижу я, что ты не понимаешь.

МОНТРЕСОР      О, мой бедный дорогой друг, 
               пойми же, что тебе не хорошо.
               Я читал о таком ранее, 
               кажется, это называется гиперэстезис.
               Я сам не врач, но ясно видно,
               что твои нервы на пределе.
               Тебе надо уехать,
               тебе нужен отдых,
               тебе нужно сменить воздух!
               Тебе нужно отправиться в океанский круиз,
               нужно как-то развлечься!
               Скажу тебе прямо: этот Дом
               мне кажется крайне нездоровым.
               Ты холост, свободен, состоятелен. 

АШЕР                     МОНТРЕСОР                          ХОР
                         
                         Оставь этот Дом.
                         Оставь этот Дом.
                         Оставь этот Дом
                         и уходи.
                         Оставь этот Дом
Я не могу!
                         Оставь этот Дом!
Я не могу!
                         Оставь этот Дом!
Я должен остаться здесь.
Я должен остаться здесь.
                                                          Ты теряешь
                                                          свое время зря.
                                                          Он никогда не
                                                          уйдет...
Я никогда не смогу
оставить это место,
поэтому
не проси меня об этом,
не говори более            Я слышал об этом ранее,
и оставь меня в покое.     кажется, это называется гиперэстезис,
Я никогда не смогу         я сам не врач, но ясно видно,
оставить это место,        что твои нервы на пределе.
поэтому                    Твои нервы на пределе.
не проси меня об этом.
Не говори более
и оставь меня в покое
Я не могу уйти.
                                                          Он не может оставить
Дом - это я
                                                          Дом - это он
Мы как одно целое
                                                          Они как одно
И я умру
                                                          так и умрет
                         Теперь ты должен оставить
Я                                                         Он не может оставить
не могу                  Теперь ты должен исчезнуть
уйти                                                      Дом - это он
                         Теперь ты должен бежать
Дом -                                                     Они как одно
это                      Никто не умрет
я                                                         Так и умрут
я не могу уйти
                         Теперь ты должен оставить
                                                          Он не может оставить
Дом это я
                         Теперь ты должен исчезнуть
                                                          Дом - это он
Мы как одно целое
                         Теперь ты должен бежать
                                                          так и умрет
и должен умереть
                         Никто не умрет


АШЕР                     МОНТРЕСОР                          ГОЛОСА ДОМА
                                              
                                                          Мы
                                                          не позволим
                                                          ему уйти!
                                                          Мы не позволим
                         Оставь                           ему уйти!
Не мучай меня!           этот                             Мы не позволим
Не пытайся уговаривать!  Дом                              ему уйти!

                                                          Мы не позволим
                         Оставь                           ему уйти!
Это только печалит меня  этот                             Мы не позволим 
                         Дом                              ему уйти!
                         Оставь этот Дом                  Мы не позволим
Я не могу уйти                                            ему уйти!
                                                          Мы не позволим 
                                                          ему уйти!
                                                          Не позволим ему уйти!

АШЕР                 МОНТРЕСОР           ХОР               ГОЛОСА ДОМА

                     Оставь этот Дом
Я не могу
                     Оставь этот Дом
Я не могу
оставить этот Дом    Оставь этот Дом
                     и пойдем со мной                    Мы не
                                                         позволим ему уйти.
                     Оставь этот Дом
Я не могу                              Никогда, никогда
                     Оставь этот Дом   никогда!
Я не могу
                     Оставь этот Дом
                     и пойдем со мной  Никогда!          Никогда, никогда,
                                                         никогда!
                                       Никогда!          Никогда, никогда,
                                                         никогда!
Я никогда не смогу                                       Мы связаны
оставить это место                                       воедино
поэтому              в последний раз                     поэтому никогда
не проси меня        я прошу тебя      Он никогда        он никогда
не говори более                        не уйдет          не уйдет
и оставь меня в покое.                                   Мы связаны
                                                         воедино
                     в последний раз                     поэтому никогда
                     я прошу тебя      Он никогда        он никогда
                     Уходи!            не уйдет          не уйдет.
Не
говори со мной                                           Никогда
не пытайся                                               никогда
убедить              Уходи!                              никогда
                                       Он никогда        никогда
                                       не уйдет
                     Оставь этот Дом
О, Монтресор                                             никогда никогда
Умоляю                                                   никогда никогда
Я никогда                                                никогда никогда
не смогу оставить                                        никогда никогда
Я никогда не смогу                                       никогда никогда
оставить этот дом    Оставь этот Дом                     никогда никогда
Я никогда не смогу                     Ты теряешь        никогда никогда
оставить этот дом    Оставь этот Дом   свое время зря    никогда никогда
Я никогда не смогу                     он никогда        никогда никогда
оставить этот дом    Уходи!            не уйдет          никогда никогда
                                                         никогда!
Дом -
это я.

                             Конец Второго Действия
                                        

                               Действие Третье
                               ---------------

       (Сразу же после этого, входит Маделин Ашер, она в состоянии транса)

МАДЕЛИН        Экипаж подадут в семь часов.
               Я надену цветок, который он подарил мне.
                         Здесь так холодно
                         глубоко под плещущейся водой...

                         Вода
                         Вода
               Моя любовь

               Здесь, рядом с его плечом,
               чрез лужайку я слышу музыку...
                         Безмолвная чернота,
                         Я медленно тону в озере...
               Ах, как красиво,
               ничто так не может подходить...
                         Под водой,
                         плыву в ледяной тьме...
               Считаю свечи
               "Можно с тобою потанцевать сегодня вечером?"...
                         На поверхности.
                         Лебеди ищут пищу высоко надо мной...
               Держу его еще крепче
               мы кружимся и кружимся по полу.
                         Дышу водой.
                         Я тону.
               Смотрю, как солнце встает,
               направляясь домой через луга...
                         Все есть тьма.
                         Я чувствую, что растворяюсь.

                         Вода
                         Вода
                         Тьма
                         Тьма
               Моя любовь

               Здесь, рядом с его плечом
                         Плыву в ледяной тьме
               Держу его еще крепче
                         Я чувствую, как растворяюсь
               Ах, как красиво
                         Глубоко под плещущейся водой
               Считаю свечи
                         Я тону, я тону
               Считаю свечи
                         Плыву в ледяной тьме
               Держу его крепче 
                         Я чувствую, как растворяюсь
               Ах, как красиво
                         Глубоко под плещущейся водой
               Считаю свечи
                         Я тону
               Ах, как красиво
                         Я тону, я тону
               Ах, как красиво
               Ах, как красиво
               Ах, как красиво

МОНТРЕСОР      Остановись, Маделин, посмотри на меня!
               Боже мой, послушай, что с ней стряслось?

АШЕР           Да, ты должен это знать:
               она умирает!
               Я не осмеливался говорить об этом.
               Хроническая каталепсия лишила ее молодости.
               Я смотрел, как она угасает и ничего не мог сделать!

               После периода здоровья внезапно наступает кома - 
               сон, похожий на смерть.
               Он может длиться целый день или более,
               ни движения, ни красок, ни румянца на щеках.

МОНТРЕСОР      А что же это за сонные видения?

АШЕР           Выздоровление - ах, оно еще страшнее!
               Она встает и ходит по дому,
               но сознание ее еще спит...
               Ты видишь ее сейчас, она как безумный призрак:
               красивые, мертвые глаза уставились в сон, ничего не узнают.
               В своих грезах она разговаривает, видит только сны,
               она бродит по дому в страшном лунатизме
               и не может быть остановлена, потому что как автомат
               она неосторожно бьет и рвет себя,
               сопротивляясь преграде
               и не соблюдая осторожности.
               И вот так она ходит, а потом просыпается,
               ничего не помня, и в течение недели
               она только и успевает набрать сил, прежде чем снова валится с ног.

               Месяц за месяцем, каждый новый приступ тяжелее предыдущего.
               Смерть не будет долго ждать.
               Ее последние дни сочтены.
               Боже милостивый,
               она безнадежна,
               безнадежна!

МОНТРЕСОР      А что говорят ее доктора?
               Неужели они не дают никакой надежды и не предлагают какого-либо лечения?

АШЕР                         МОНТРЕСОР                ХОР

Им непонятен
ее случай,
и они не могут лечить случай,
который они не понимают.
                                                      Он не понимает,
                                                      что ты в этом замешан.
                             Кто ее врач,
                             могу ли я ему доверять?
Да, конечно, один из
самых лучших.
                                                      Ты замешан
                                                      в этом.
                             Тогда он поможет ей,
Монтресор,                   о, да,
не надо больше об этом       конечно поможет.         Ты не понимаешь.
сейчас,
прошу, не надо больше                                 Он не
разговоров о лекарствах                               понимает.
и о докторах.
Благодарю тебя за заботу,
но знаю, что она не будет
более ходить сегодня ночью. 
Скоро она проснется,
и ей будет нужна моя помощь. 
Я должен быть там, так что, 
дорогой друг, доброй ночи.

 (Ашер уходит с Маделин, оставляя Монтресора одного. Входит Врач-Травник.)

ВРАЧ-ТРАВНИК   Добрый вечер, сэр.
               Вы, наверное, друг мистера Ашера.
               Мне очень приятно встретиться с вами, сэр, 
               но у меня очень мало свободного времени,
               потому что такие знания, какие есть у меня, нужны повсюду.
               И в бедных жилищах, да, но и в таких же больших, как у Ашера.
               Вот моя карточка...

МОНТРЕСОР      "Джей Дюкро, эсквайр, Врач-Травник,
               Доктор естественной медицины"...

ВРАЧ-ТРАВНИК   К вашим услугам, и может статься, сэр,
               что вы сейчас нуждаетесь в какой-нибудь из моих панацей...
               У меня есть сок мандрагоры, который погасит любую лихорадку,
               лечение, которое убедит вас, хотя сейчас вы и не верите...

               Смеетесь - ведь так? - над всем этим.
               Вы спрашиваете себя, а зачем надо лечиться,
               но Логика и Разум не дают ответа,
               зато Природа берет свое.

               У меня есть чистейший мак для самого крепкого сна;
               чистейшая выжимка из конопли,
               которое гарантированно заглушит всю мирскую грусть.
               Лживым словам поверят,
               если они будут сказаны с ароматом вот этой пастилки,
               или вот мой эликсир, который наверняка
               сломит волю прекраснейшей из женщин.

               Думаешь о мировой выгоде, не так ли?
               Вожделение после фригидной девственницы?
               Мои травки могут удовлетворить ваши тайные желания,
               а мои цены вполне умеренные!

МОНТРЕСОР      Нет! Нет!

ВРАЧ-ТРАВНИК   А мои цены вполне умеренные...

МОНТРЕСОР      Нет, спасибо! Нет!

ВРАЧ-ТРАВНИК   О, очень умеренные...

МОНТРЕСОР      Нет, нет, спасибо!
               Нет!
               Нет, спасибо,
               Нет!

ВРАЧ-ТРАВНИК   Может припарка из ядовитой жабы 
               против слабости мужских органов,
               причиненной излишком вина или возраста,
               или же слишком частым естественным потаканием...

               Умело примененная, она
               оживит плотскую страсть даже у трупа...
               ...у трупа!

МОНТРЕСОР      Я сказал нет!
               Это означает - нет!

ВРАЧ-ТРАВНИК   Ну хорошо, счастливо оставаться...

МОНТРЕСОР      Так вот в чем заключается идея Ашера о докторе!
               Этот презренный шарлатан не может помочь им.
               Я стою лицом к лицу с безумием!
               И все, чему бы оно ни было обязано, находится прямо здесь.
               Я дышу атмосферой печали; 
               и чуждое отчаяние подавляет мой дух,
               как крушение опиумного видения,
               ужасное ниспадение вуали.

ХОР            Мучимый тысячью сомнений и наваждений,
               сегодня ночью он не уснет.
               Угнетенный окружающим его сумраком, 
               смертный, полумертвый состав.

МОНТРЕСОР                            ХОР
                                   
                                   Он не будет спать!
Я вижу простые решения. 
                                   Он не будет спать!
Объявить их громко и ясно, 
но эхо дома                        Он не будет спать!
кричит "Абсурд!" 
Единственное, чего я боюсь. 
                                   Уже совершенное зло
                                   не может быть отменено.
                                   Зло, которое придет,
                                   не может быть предотвращено.

                                   Уже совершенное зло
И все же я должен как-то помочь
этим двум измученным душам,
                                   не может быть отменено.
потому как если не я, то кто?
                                   Зло, которое придет,
Они - друзья,
которых я так любил...
                                   не может быть предотвращено
                                   Оставь!
Нет! Какая чудовищная мысль!
                                   Уезжай!
Как я только мог об этом подумать!
                                   Иди!
Покинуть тех, кто нуждается во мне!
                                   Оставь!
О, но что за искушение,
                                   Уезжай!
убежать как вор в ночи,
                                   Иди!
и все же я сейчас не могу,
потому что уже слишком поздно.     Пока не поздно,
Я чувствую себя втянутым           пока ты не втянут
в сеть страха и боли,              в сеть страха и боли,
зла, который окружает меня.        зла, который окружает тебя.
                                   Оно не может быть отменено.
                                   Оно не может быть отменено.
                                   Зло, которое придет,
                                   не может быть предотвращено.

                             Конец Третьего Действия


                               Действие Четвертое
                               ------------------

                        (Утро следующего дня)

МАДЕЛИН        Так это Монтресор...
               Доброе утро! О, как приятно видеть тебя -
               с тех пор как Родерик сказал, что ты собираешься приехать,
               я так ждала.
               Теперь ты здесь, опять все будет в порядке.
               Я не была здесь прошлой ночью, чтобы приветствовать тебя,
               должно быть, ты сочтешь меня неучтивой,
               но, к сожалению, у меня не то здоровье, что было раньше...

МОНТРЕСОР      Да.
               Маделин, должен признаться, что с трудом подбираю слова
               дабы выразить, что я чувствую...

МАДЕЛИН        О, Монтресор, ты так официален,
               хотя это совсем ни к чему.
               Я чувствую уверенность в том, что становлюсь сильнее,
               и доктор согласен со мной -
               так что ты увидишь, что все снова будет в порядке.

               Пять лет назад мы были совсем другой семьей,
               но как все изменилось!
               Мы с Родериком жили за границей, когда умер отец.
               Мы оба вернулись из Флоренции, 
               чтобы принять наследство Родерика.
               Дом был темен и полон печали.

               Но ты знаешь моего брата и то, какой он впечатлительный.
               Он живет в музыке своих диких мелодий.
               Теперь же, с течением времени, его песни становятся все грустнее,
               теперь он никогда не улыбается во время игры.
               Теперь он поет о смерти и еще более безумных вещах;
               запирается, погружается в свои мысли,
               приходит ночью ко мне и
               смотрит на мое лицо, пока я не впадаю в испуг.

МАДЕЛИН                              МОНТРЕСОР

Когда мне станет лучше, мы должны
будем все вместе отдохнуть 
как раньше.                          Да, ты знаешь
                                     как бы я этого хотел.
Твое присутствие поможет нам обоим,
как помогало и раньше.
                                     А ты такая же, как и была!
Должна признаться, что ты изменился...
Ты помнишь?                          Все.
                                     Тот хрупкий час,
                                     та безмолвная прогулка с другом.

МОНТРЕСОР      Вот мы гуляем и затаптываем
и МАДЕЛИН      невысказанные слова,
               и, как я ни стараюсь, но произнести их не могу.

               Мы болтаем, но вот момент уж прошел
               на который я надеялся,
               о котором молился и который планировал.
               Остановись же, ход часов!
               Второй мне нужен шанс,
               второй мне нужен взгляд,
               когда руки твоей своею я коснусь.

               Я бы заключил тебя в объятия и сказал бы "я тебя люблю",
               но это уже не вернуть.

               Теперь все кончено,
               теперь все кончено,
               теперь все кончено, видишь.

               Если бы я не боялся прикоснуться к тебе,
               побоялась бы ты влюбиться в меня?
               Закончилось бы это?
               Закончилось бы это теперь?
               Наверное, нет.

               И каждый час укорачивает выбор
               таким нежным голосом,
               пока не наступит час, когда выбора уже не остается.

               Итак, мы ждем
               всего лишь одного шанса, дабы обмануть нашу судьбу,
               но, если мы будем колебаться,
               мы потеряем силы что-либо вообще сделать.
               Потому что как только пройдет тот момент
               мы просто останемся стоять ошеломленными,
               а жизнь будет катиться к несчастью,
               а мы будем стоять и смотреть на это.
               Я бы заключил тебя в объятия и сказал бы "я тебя люблю",
               но я думаю, что мы оба согласны.

               Теперь все кончено,
               теперь все кончено, видишь.
               Теперь все кончено,
               теперь все кончено, видишь.

               Если бы я не боялся прикоснуться к тебе,
               побоялась бы ты влюбиться в меня?
               Закончилось бы это?
               Закончилось бы это теперь?
               Наверное, нет.

               Если бы я не боялся прикоснуться к тебе,
               побоялась бы ты влюбиться в меня?
               Закончилось бы это?
               Закончилось бы это теперь?
               Похоже, что да.

                 (Маделин уходит, когда входит Ашер)

АШЕР                               МОНТРЕСОР

Так, она еще ничего не знает;
                                   Может и к лучшему
думает, 
что она полностью восстановится
и будет полна жизни,                 полна жизни
полна жизни,
моя храбрая                          моя храбрая
Маделин                              Маделин

Этот дом пожирает ее,
                                     так уведи ее из этого места
готовя к последней муке
этого пустого места                  пустого места
безмолвного, пустого места           безмолвного пустого места
без
                                     без
Маделин                              Маделин
Маделин
                                     Это всего лишь дом, мой друг


АШЕР           Который, посредством долгого и постоянного воздействия,
               своими совершенными контурами формы и содержанием,
               обрел влияние, молчаливую
               и в то же время устойчивую и ужасающую власть,
               которая в течение веков
               ваяла судьбу моего рода
               и теперь делает меня тем, кто я есть.

               Дом - это Ашер, а Ашер - это Дом:
               эти двое неразделимы.
               Он родился с нами, с нами благоденствовал, с нами же и страдал.
               И скоро, неким образом, с нами и умрет.

               Я есть последний из Ашеров,
               моя кровь - последняя капля в роду Ашеров.
               Последний из Ашеров!

               Дом сказал мне в полуночном дыхании 
               стен моей комнаты,
               Дом сказал мне в тайном шорохе
               камней, который никто кроме меня не может слышать.

               Я есть последний из Ашеров,
               смерть моей сестры сделает меня таким;
               я есть последний из Ашеров,
               поэтому я и буду ждать один в доме Ашеров.

МОНТРЕСОР      Родерик, этот разговор кошмарен.
               Пойдемте вместе со мной, оба, пока вы еще в состоянии.
               Вы не можете остаться здесь и гнить!


АШЕР           Не бывать гнили!
               Нет гнили в Ашерах!
               Мы жили с громом, 
               и с громом же мы падем!

МОНТРЕСОР      Я не могу заставить тебя пойти со мной, но послушай:
               отправь Маделин со мной в какое-нибудь безопасное место.

АШЕР           Нет гнили! Нет гнили в Ашерах!
               Мы жили с молнией, 
               и с молнией же мы падем!

               Не бывать медленному увяданию,
               не бывать усыхающему величию,
               не бывать постепенному упадку,
               не бывать тихой сдаче!

               Нет гнили! Нет гнили в Ашерах!
               Мы прожили как Титаны, и как Титаны должны мы пасть!

АШЕР                               МОНТРЕСОР

Не говори о гнили
                                   Стой!
Нет гнили в Ашерах!
                                   Стой!
                                   Родерик, попытайся успокоиться,
Скажи мне почему!                  это не идет тебе на пользу.

                                   Эти мысли...
Нет!
                                   безрассудны.
Нет!
Все, что я пытался тебе объяснить, Я пытался тебе помочь.
ты не понял.                       Я сделал все, что мог.

Хватит, зачем нам надо
так ругаться,
у нас и так достаточно проблем.
Как мы раньше говорили:            Как мы раньше говорили:
разделенная проблема удваивается!  разделенная проблема удваивается!
Ашеры не сбегают!                  Ашеры не сбегают! 
Монтресоры прочно стоят!           Монтресоры прочно стоят!
Так что мы стоим вместе,           Так что мы стоим вместе,
стоим вместе.                      стоим вместе.

Посредством долгого 
и постоянного воздействия...
                                   мы могли бы победить Дом,
                                   мой друг.

ГОЛОСА ДОМА    Мы не
               позволим ему уйти!
               Мы не позволим ему уйти!

                             Конец Четвертого Действия


                               Действие Пятое
                               --------------

ХОР            Поздним вечером леди Маделин
               вновь подверглась удару
               ее черного недуга.
               Ее брат и ее друг сидели подле нее,
               и Монтресор, хоть и знакомый со многими
               известными и удивительными
               феноменами болеющей плоти,
               поражался глубиной и полнотой ее комы.
               Жизнь так точно отражала смерть, 
               что только непроизвольный пульс
               выдавал присутствие скрывающегося внутри нее Духа.
               В холодные часы перед рассветом они прервали свое бодрствование,
               и Монтресор погрузился в неспокойный сон,
               дабы только быть пробужденным, когда серый свет протянулся с востока
               чрез свинцовое озеро.

                     (входят Ашер и Врач-Травник)

АШЕР           Монтресор,
               она мертва.

               Она мертва,
               Я сидел рядом с ней,
               Я следил за ней;
               Я одинок.

АШЕР,          Она должны была умереть так,
МОНТРЕСОР,     она должны была умереть такой молодой,
ВРАЧ-ТРАВНИК   судьба жестока, судьба тяжела.

               Зачем должна быть невинность наказана?
               Должен ли цветок увядать так скоро?
               Зачем должна быть невинность наказана?
               Была ли ее душа слишком доброй, чтобы жить?
               Теперь наказание закончено,
               и лихорадка... лихорадка под названием "жизнь"...
               та лихорадка наконец покорена.

АШЕР           Сделаешь для меня кое-что?

МОНТРЕСОР      От всего сердца!

АШЕР           Хочу, чтобы моя сестра была погребена
               в одном из склепов под Домом.

               Семейное кладбище далеко,
               и, чтоб проводить ее туда,
               потребуется сила воли, которой я не располагаю.
               Поможешь мне перенести ее?

МОНТРЕСОР      Конечно, конечно помогу...

АШЕР           Тогда пойдем, пока я всецело не осознал своей потери.

                             Конец Пятого Действия


                               Действие Шестое
                               ---------------

ХОР            Прошли три нескончаемых дня горькой печали,
               и Монтресор оставил всякую попытку приободрить своего друга.
               А потом вдруг в поведении Ашера появилось изменение,
               смысл которого еще было рано понять.

               Теперь Ашер часами стоит,
               склонив голову и полузакрыв глаза, 
               как будто за глубокой и гнетущей тишиной
               есть звук, к которому он прислушивается; звук без конца.

               Теперь Ашер часами бродит.
               С мертвенно-бледным лицом, дрожащим шагом 
               он поднимается на каждую ступень,
               поднимается на каждую башню; и все еще слышит его.

ХОР и          Нет. Это всего лишь
ГОЛОСА ДОМА    биение сердца,
               сердца Дома Ашеров,
               биение сердца,
               сердца Дома Ашеров.

АШЕР                                     МОНТРЕСОР

                                         Родерик, это ты?
Я не мог уснуть
                                         И я. 
                                         Послушай эту бурю!
                                         Слышал ли ты когда-нибудь
                                         столь страшный звук?
Несомненно.
Несомненно, я слышал!
Но ты можешь слышать этот звук;
буря бушует над домом,
как будто она бьет в барабан,
этого звука не стоит бояться.
Потому что звуки, которые надо бояться,
                                         Он бьет под домом.
крадутся тихо, когда приходят.
                                         Гром кажется таким близким
Но это всего лишь                        Но это всего лишь
биение сердца,                           биение сердца,
сердца Дома Ашеров.                      сердца Дома Ашеров.



АШЕР                     МОНТРЕСОР              ГОЛОСА ДОМА

                         О, озеро               Биение сердца,
                         бушует, я              сердце Дома
                         чувствую как волны     Ашеров
                         бьются об стену        Биение сердца,
Разрывается сердце!                             сердце Дома
                         Эти гигантские камни   Ашеров.
                         дрожат под             Биение сердца,
                         диким натиском         сердце Дома
                         бури                   Ашеров.
Разрывается сердце!                             Биение сердца,
                                                сердце Дома
                                                Ашеров.
Почему же тот другой звук                       Дом
не скрывается                                   Ашеров
за отголоски бури?                              будет стоять.
                                                Дом
Но, думаю, мы слышим                            Ашеров
только Дом,                                     будет стоять.
говорящий о буре.                               Дом
Да это и есть сама буря!                        Ашеров
                                                будет стоять.
                                                Дом Ашеров
                                                Дом Ашеров

МОНТРЕСОР      Мы увидели достаточно, я закрою окно.
               Шторм угнетает и становится все сильней.
               Эти стены трясутся!
               Сыграй мне что-нибудь;
               Сыграй мне, а я послушаю.
               Так мы и проведем эту страшную ночь.

АШЕР           Да я сыграю,
               да, я сыграю!

(Дворец с      Однажды в самой зеленой из наших долин,
привидениями)  в которой обитают добрые ангелы,
               возвысил свою главу дворец,
               красивый, величественный и сияющий.
               Во владении монарха Мысли
               стоял он там как драгоценный камень.
               И никогда серафим не расправлял своего крыла
               над строением в половину такой красы.

               Странники в той счастливой долине  
               сквозь два светящихся окна видели      
               духов, которые мелодично двигались,
               ведомые мелодией хорошо настроенной лютни,
               вкруг трона, на котором сидел
               рядом со своей прекрасной королевой
               правитель королевства,
               в блеске подобающей ему славы.

АШЕР                               МОНТРЕСОР

                                   Подожди!
                                   Ты слышал это?
                                   Что это?
Ничего.
                                   Что это был за 
                                   отдаленный звук?
Говорю, я ничего не слышал.

               И сверкала жемчугами и рубинами
               дверь величественного дворца,
               чрез которую пришла, плывя и плывя
               и плывя и еще более сверкая,
               армия эхо, чьей сладкой обязанностью было
               денно и нощно воспевать
               голосами непревзойденной красоты
               ум и мудрость их короля.

АШЕР                               МОНТРЕСОР

                                   Нет!
                                   Там есть что-то,
                                   Я слышу это
                                   достаточно ясно,
                                   рыдающий голос.
Говорю тебе, 
нет ничего,
кроме ветра!
Ты слышал ветер,
всего лишь слышал                    Внутри дома!
рыданье дикого ветра.

               Но зло, одетое в мантии печали,
               напало на верховное владение монарха;
               плачьте, потому что его, заброшенного,
               более не освещать рассвету;
               слава, что всегда рдела и цвела
               вокруг его дома,
               теперь смутно-вспоминаемая история
               о погребенных былых временах.

АШЕР                               МОНТРЕСОР

                                   Там!
                                   Да, ты слышал это!
                                   Там есть кто-то еще -
Там нет ничего                     что-то еще
Говорю,                            там внизу!
ты ничего не слышишь!
Там нет никого.
Ты слышишь                         Одни ли мы
бурю.                              здесь?

               Ныне же путешественники в той долине
               видят через багряные окна
               большие формы, что двигаются произвольно и
               под диссонирующую мелодию,
               в то время как наподобие быстрой и ужасной реки
               через постоянно открытую дверь
               вечно течет омерзительная толпа,
               и смех - но боле без улыбки!
               и смех - но боле без улыбки!
               и смех - но боле без улыбки!
 
АШЕР           Нет! Нет! Нет!

               Да, я слышу это! Да, я слышал это
               давно, давно - много минут, много часов, 
               но я не смел говорить:
               говорю тебе, я не смел говорить.

               Не лицемерь более
               ты, толстокожий бестолковый глупец, будь проклято твое сострадание!
               Потому что теперь, говорю я, ты услышишь злую правду:
               мы положили ее живую в склеп!
               Но я не смел, не смел говорить!
               Да, не слышал ли я ее шаги по ступеням?
               Да, не чувствовал ли я 
               тяжелого и жуткого биения ее сердца? 
               Да, она идет.
               Она проснулась в темноте, 
               в своей безумной, непреклонной силе.
               Теперь она высвободилась из склепа.
               Теперь она вырвалась из склепа.

               Эти дни я слышал ее первые слабые движения
               в пустом гробу -
               разве не говорил я, что мои чувства обострились?
               Я слышал царапанье, царапанье ее ногтей -
               но я не смел, не смел говорить!
               Безумец! Безумец!
               Говорю тебе, что сейчас она подходит к двери!

АШЕР                МОНТРЕСОР             ХОР                  ГОЛОСА ДОМА

                    Нет, что за                                Дом 
                    чудовищная мысль!                          Мы 
                    Теперь наказание                           дышим!
                    завершено.            Зло, что             Дом
                    Ты сказал, что        уже совершено,       Мы есть!
                    она была мертва...    не может быть        Мы
                    Ты видел              отменено.            не могли
                    ее мертвой!          
Теперь все кончено                        Теперь все кончено
                    Какое зло                                  дать
                    ты совершил?          Оно не может 
                                          быть предотвращено   им уйти!
                    Боже, что за 
                    чудовищная мысль!
Теперь все кончено                        Теперь все кончено.  Мы
                                          Зло, что
                    Зачем невинность      уже совершено        не
                    должна быть наказана?
                    Можно ли было                              могли
                    это предотвратить?
Теперь все кончено                        Теперь все кончено
                    Зло, что              Зло, что             Мы
                    уже совершено...      уже совершено,       не могли
                                          не могло быть
                                          предотвращено,       дать
                    можно ли было         никогда не могло
                    это предотвратить?    быть предотвращено
                                                               им уйти!
Я не смел           можно ли было         оно никогда не могло
Я не смел говорить! это предотвратить?    быть предотвращено! 
Безумец!
Безумец!
Говорю тебе
что сейчас она стоит
за этой дверью!

АШЕР               МАДЕЛИН             МОНТРЕСОР            ХОР

                   Я смотрю
Сейчас,                                Нет,
Маделин!                               Маделин! 
                   Досчитала я
                   до ста
                   с закрытыми глазами
                   и теперь я иду
Я последний        тебя искать...                           Оставь!
из Ашеров!                                                  Уезжай!
Смерть моей сестры                                          Иди!
сделает меня таким.
                   Где же ты           Теперь все кончено
                   прячешься?
Я                                      Если бы мне не было
последний                              так страшно я бы
Ашер               Родерик,            коснулся ее          Оставь!
Я чувствую         где ты?             Теперь все кончено   Уезжай!
как небо                               Я вижу.              Иди!
                   Теперь он поет
                   о смерти, и о       Зло, что             зло, что
                   еще более безумных  уже совершено,       же совершено,
Я чувствую         вещах               не может быть        не может быть
как небо                               отменено.            отменено.
стонет             запирается          Зло, что             Зло, что 
и хочет слиться    запирается          уже пришло,          уже пришло,
со слизью!
                   Он                  не могло быть        не могло быть
                   запирается!         предотвращено.       предотвращено. 

                           ПОКА РУШИТСЯ ДОМ

ГОЛОСА ДОМА   балки         подпорки    пилястры        плиты      Мы               Мы
              пояски        перемычки   угловые камни   ручки      дышим            есть
              перекладины   арки        обивка          шпили      мы поднимаемся   Ашер
              сваи          устои       ступени         парапеты
              брусья        несущие     перила          фронтоны
              распорки      колонны     выступы         мансарды
              опоры                     карнизы         горгульи
              стойки                                    свесы

                             Конец Шестого Действия



Перевод Микаэл Абазян mikayelabazyan@yahoo.com, 2006
при участии Сергея Петрушанко hammillru@mail.ru




История создания альбома The Fall of the House of Usher
(Микаэл Абазян)

В конце 1972 года в числе творческих идей Питера Хэммилла появилась новая, которую он воплощал в течение почти двух десятков лет: создание крупномасштабного драматического произведения. Вот как описывает начало совместной с Питером работы его соавтор, Крис Джадж Смит:

"Питер сказал, что он заинтересован в создании пьесы, или даже 'оперы' (если выразиться поточнее), и поинтересовался, не хотел бы я сотрудничать с ним. Я всегда думал, что "Падение дома Ашеров" может воплотиться в удивительную музыкально-театрализованную пьесу, а Питер был глубоко увлечен творчеством Эдгара По. На самом деле я начал писать либретто еще когда учился в школе [в 1966 году? - прим. М.А.], и у меня остались те черновики, и, следовательно, нам было откуда начинать. Мне кажется, что несколько оригинальных строк дожили до конечного произведения."

"Мне пришлось откопать эти черновики, переписать их и отправить Питеру в Уорт, " - продолжает Смит. "В своем дневнике я даже сделал запись о дате этой дискуссии: 9 ноября 1972 года. Обычно я не веду дневник, но этот каким-то образом сохранился. Именно в нем я нашел запись о том, что первые записи Питер послал мне в январе 1973 года, и эта музыка в своей основной массе достигла воплощения на записи."

Джадж и Питер начали работу, которая вылилась в долгосрочный проект, к которой они возвращались в промежутках между первоочередными текущими задачами. В те дни Хэммиллу как человеку, не останавливающемуся на достигнутом, нужно было оттолкнуться от наследия A Plague of Lighthouse Keepers, и именно создание подобного монументального произведения представлялось ему одновременно и шагом вперед, и логическим завершением экспериментов с длинными эпическими композициями.

Надо отметить, что и Питер без дела не сидел, сочиняя разные темы и пробуя их на публике. Так, 5 апреля 1974 года, воспользовавшись неполадками в электропитании, на концерте в Лондоне он спел акапеллу "The Sleeper", для которой было заимствовано самостоятельное стихотворение По, но которое также затем вошло в оперу.

В интервью Фреду Томсетту Крис Джадж Смит рассказывает о методе совместной с Питером работы. "Первые слова речей и диалогов вдохновляли Питера на написание соответствующих мелодий. Далее мы подбирали недостающие слова... Иногда музыка овладевала им, и он забывал о либретто, и музыка получалась неподходящей. Тогда он посылал мне записи с теми словами, которые подходили к музыке, заменяя остальные на ля-ля-ля, когда надо было поспеть за мелодией. Приходилось переписывать слова, подгоняя их под эту новую музыку. Имея на руках всю музыку и все либретто, он возвращался к началу и начинал все перерабатывать, переставлять куски и дорабатывать музыкальную структуру так, чтобы каждое действие оперы было бы самостоятельным произведением. Структура из шести действий существовала всегда... Тогда же и появился Врач-Травник, который в самой книге появляется лишь мельком на ступенях лестницы."

По-видимому основной этап создания концепции и разработки деталей пришелся на семидесятые, потому что, начиная с 1981 года, когда Питер Хэммилл начал выпускать Новостные Письма собственного лейбла Sofa Sound (Sofa Sound Newsletters), он регулярно оповещал читателей о том, что "основная масса работы уже закончена", давая надежды на скорое появление оперы. Но ни в этом, ни в следующем, и даже не в ближайшие годы закончить работу над оперой не представлялось возможным. Проследите краткую хронологию создания оперы и судите сами.

Август 83. "...Идет усердная работа. Несомненно подробности появятся в следующем Письме..."

Июнь 84. "...Моей основной задачей ДОЛЖНО быть написание и аранжировка часто муссируемой оперы. 85% работы уже за плечами, но требуются доработки и переработки..."

Февраль 85. "...Я, наконец-таки, серьезно засел за работу над Ашером. 90% готово. Надо готовить демо-версию..."

Март 86. "...В этом году наконец-то я надеюсь сказать поистине конструктивное слово об Ашере..."

Июнь 86. "...Одной из моих главных задач остается работа над Ашером. Надо разбить инструментовку на дорожки, аранжировать, построить секвенции, отшлифовать голосовки, демо, мастеринг, и, наконец, продажа... До меня дошли слухи, что Филипп Гласс начал работу над Ашером, что, признаться, меня немного начало раздражать..."

Октябрь 87. "...К началу этого года 90% работы было выполнено... В этом году надо приблизить проект к завершению... Существующие задачи и проблемы перетекают одна в другую... Крис Джадж Смит переделывает некоторые фрагменты либретто..."

Ноябрь 88. "Полностью измотавшись [после турне 1988 года - прим. М.А.], я снова влился в работу над Падением Дома Ашеров... Музыкальная основа и мои вокальные партии записаны. Теперь очередь за другими исполнителями... Мы надеемся поставить оперу в следующем году в Барселоне, а пока что скрестим пальцы в надежде на то, что в следующем Письме я буду описывать готовую работу..."

Сентябрь 89. "...Как вы думаете, чем я должен был заняться после этого? [работа над новым альбомом и изнурительное турне, не оставившее сил на запланированный первый концерт в Москве - прим. М.А.] Угадали! Вернуться к работе над Ашером. Дела обстоят так: после многих стараний, затрат и печали планы премьеры в Барселоне окончательно рухнули, хотя это и можно было ожидать... Планировались постановка, съемка и запись оперы; остается надеяться на то, что запись этого монстра выйдет к середине следующего года... До конца этого должно быть закончено создание и запись партий других исполнителей..."

Октябрь 91. "... Наконец! ...Опера Падение дома Ашеров выйдет в свет на лейбле Some Bizarre 11 ноября..."

Читая это последнее Новостное Письмо чувствуется, что сам Хэммилл был на тот момент счастливым, потому что работа, длившаяся почти два десятка лет, была за плечами, но и в то же время каким-то уставшим от всего этого. Все становится на свои места, если мы представим, что ему пришлось испытать.

Как было сказано выше, планировалось воплотить оперу в трех ипостасях: постановка, съемка на видео и запись. Майкл Моррис, учившийся в свое время в одной школе с Джадж Смитом и являвшийся поклонником Van Der Graaf Generator, узнал от того о создании оперы. Он загорелся желанием участвовать в ее постановке. Начались поиски подходящего места. Майклу хотелось использовать не театральные подмостки, а настоящий дом, странный и таинственный, потому что сам Дом является неотъемлемым персонажем оперы. Они сделали запросы в разные европейские города, и в начале 1989 года Барселона дала положительный ответ. "Однако," - продолжает Питер Хэммилл, - "помимо Городского Совета есть еще и Государственный Совет, поэтому права на использование дома для постановки должны были дать обе инстанции. Помимо всего прочего, музыкальная политика так же сложна, как и государственная политика, в делах искусства крутились большие деньги. Да еще и предстоящие XXV Олимпийские Игры в Барселоне все больше выдавались на первый план, а у нас на руках еще не было законченной работы." Таким образом, мысли о постановке и съемке были отложены в долгий ящик и авторы сконцентрировались целиком и полностью над завершением имеющегося аудио материала.

Подбор певцов на роли начался в 1989 году. Было обсуждено немало кандидатур, записано много демор записей. На роль Монтресора сначала сделал пробу Дейвид Лакхэрст (David Luckhurst). Оставшись недовольным результатом, Хэммилл попробовал Фиша (Fish) из группы Marillion, но в результате получилось два очень похожих голоса, время от времени вступающих в диалоги. Поэтому и этот вариант был сочтен неудачным. У Криса Джадж Смита не было претензий на роль Монтресора, зато он хотел попробовать себя в роли Врача-Травника. Лен Лович (Lene Lovich), попробовав себя в роли Маделин, закрепила за собой эту партию. Еще надо было выбрать кого-нибудь на роль ведущего. Как-то раз Питер явился с интересной идеей: почему Ведущий обязан быть мужчиной? Что если попробовать женщину? На эту роль пригласили Сару Джейн-Моррис (Sarah Jane-Morris), с которой Питера познакомил Дейвид Колтер (David Coulter). Ее мужеподобный голос и манера исполнения как нельзя лучше соответствовали этой роли. А что же с Монтрессором? Работа находилась в углубленной стадии, когда Питер почувствовал необходимость заполнения определенным голосом партии Монтресора. Лен Лович посоветовала ему попробовать на эту роль Энди Белла (Andy Bell) из группы Erasure. Прослушав записи, Энди захотел улучшить предложенный Питеров демо-вокал, и, согласившись на участие в опере, он приступил к работе. Последним звеном - Врачом-Травником - стал популярный в Германии Герберт Гронмейер (Herbert Gronemeyer). Спеть ему пришлось одну песню плюс пару-другую реплик. Таким образом, знакомые знакомых и составили тот набор голосов, которые мы слышим на записи.

Необходимо отметить, что жанр "песенной истории" (Songstory) был вышколен Джадж Смитом за годы создания Падения дома Ашеров, и это в дальнейшем стало одним из основный стилей его работы. Впоследствие Смит написал не одну такую "песенную историю". Основной работой является выпущенный на двойном компакт-диске в 2000 году Curly's Airships, рассказывающий о трагической истории гигантского британского воздушного корабля. Смит также поставил несколько работ на сцене. В настоящее время (осень-зима 2006) он работает над несколькими песенными историями.

"Падение дома Ашера" буквально пронизана духом Эдгара Алана По, и неудивительно, что в результате некоторые образы усовершенствовались. Пару слов о Монтресоре и Враче-Травнике, героях, созданных как Э.А.По, так и тандемом П.Хэммилл/К.Дж.Смит. Говорит Джадж Смит: "Имя друга Родерика Ашера - Монтресор - было заимствовано из другого произведения Э.А.По "Бочонок Амонтильядо" (The Cask of Amontillada). Вообще По был одержим идеей скованных заживо. Монтресор из "Бочонка..." заковывает своего друга в оковы и оставляет его прикованным к стене. Поэтому нам понравилась идея о том, что Монтресор после происшедшего в доме Ашеров чувствовал в себе нужду подвесить кого-нибудь к стене. Врач-Травник - Дюкро (J Ducrow Esq.) - эпизодический персонаж в другом рассказе По "Человек, которого изрубили на куски." (The Man Who Was All Used Up)." Продолжив тему заимствования у По, отметим, что две песни, исполняемые Родериком на клавишных инструментах (а не на струнных, как в книге) и спетых есть ни что иное, как два самостоятельных стихотворения: The Sleeper и The Haunted Palace.

Сложности возникли также и на этапе производства пластинок. Джадж Смит рассказывает: "представители многих лейблов вскакивали и убегали из помещения после начала прослушивания. Дело в том, что не только слушателю сложно высидеть семьдесят шесть минут сложной музыки и глубоких текстов, но и производители пластинок сами опасались того факта, что выпуск на их лейбле может не окупиться... А чтобы полностью прочувствовать это произведение надо (мы с Питером в этом убедились) прослушать оперу от начала до конца, не делая никаких перерывов, все семьдесят шесть минут."

В конце концов небольшой лейбл Some Bizarre приобрел права и взялся отпечатать тираж. Выпуск, намеченный на 11 ноября, отянулся-таки еще на одну неделю, и 18 ноября 1991 года черные конверты двойной пластинки и одинарных компакт-дисков и кассет поступили в продажу. Питер Хэммилл распространял только компакты и кассеты, поэтому охотникам за винилами было нужно побегать по магазинам. Это был последним альбомом Питера Хэммилла, выпущенным на виниле в Великобритании, впоследствии он не переиздавался, и со временем стал коллекционной редкостью.

Что же касается компакт-диска, то это средство хранения информации тоже иногда подводит. Дело в том, что тираж диска The Fall of the House of Usher был напечатан на заводе PDO-Disc. В начале нового века, т.е. по прошествии примерно десяти лет, на специализированных форумах начали поступать сообщения, а потом и жалобы по поводу того, что кромка компакта изменила свой цвет с серебряного на бурый и что это изменение сказывается на звучании (треск во время воспроизведения на последних треках). Коррозия оказала свое губительное влияние на этот диск. Однако не весь тираж получился таким. На сегодняшний день существуют диски, которые были вероятно произведены с некоторым технологическим отклонением (илу улучшением). В результате, на сегодняшний день есть как нормально сохранившиеся экземпляры, так и побуревшие компакты. По мере сил, завод PDO-Disc выполнял замену бурых дисков на новые, однако по состоянию на конец 2005 года весь запас иссяк. Итак, будьте начеку! Приобретая компакт диск The Fall of the House of Usher 1991 года проверьте состояние лицевой поверхности компакт-диска. Если край диска побуревший (см. скан) - будьте готовы к разочарованию при воспроизведении.

Но вернемся к событиям, последовавшим выход оперы в свет. Ценители творчества исполнителей пополнили свои коллекции, критики, выполнив свои обязанности, дали никчемные "однозвездочные" оценки, а для остального музыкального мира это событие прошло незамеченным. Питер Хэммилл писал в мартовском Новостном Письме от 1992 года: "...Спасибо всем за поддержку и комментарии... Что же касается постановки и съемок/видео/ТВ, скажу, что все это еще остается в моих планах и даже есть прогресс в последнем вопросе, но пока ничего конкретного... Надеюсь, что жизнь 'Ашера' протянется дольше, чем у любой другой работы, и в последующие годы это будет доказано. А пока что я работаю над усовершенствованием 'Сюиты Родерик Ашер' для сольных выступлений, которую я исполнил в конце прошлого года в Queen Elizabeth Hall" (и нередко исполнял на последующих концертах в начале 90-х годов).

Надо отметить, что версия Филиппа Гласса к тому времени уже была поставлена на сцене, и вероятно этот факт засел в сознании Питера. Однако, как мы знаем, он - человек, постоянно смотрящий вперед, и в том же самом Письме к слушателям он уже представлял свой новый альбом, готовился к турне, в голове созревали новые планы... Казалось, поезд ушел так быстро, что пассажиры не успели насладиться красотой этой остановки.

В 1998 году Дагмар Клейн (Dagmar Klein) выпустила книгу под названием "The House is I" ("Дом - это Я"), посвященную произведению По и опере Хэммилла/Смита, в которой она поведала об авторах, об истории созданий их произведений, а также произвела сравнительный анализ книги и оперы. Отметим, что эту книгу (а также и другую ее книгу анализа лирики Питера Хэммилла с точки зрения Времени - "Shouting Down the Passage of Time") сегодня можно приобрести у автора лично (см. ссылку).

Однако на этом история создания Падения дома Ашеров не заканчивается. Не так просто взять и рухнуть ему, уйдя в небытие. Пусть в бороздки винилов забирается пыль, пусть коррозия съедает металлическую основу компактов, пусть мнутся и зажевываются ленты, а Дом живет. И не просто живет, а заново собирается. Это лирическое отступление предваряет историю второго рождения оперы Питера Хэммилла и Криса Джаджа Смита "Падение дома Ашеров".

Прошло восемь лет, в течение которых Питер Хэммилл активно работал, записывая свои альбомы, участвуя в записях самых разных музыкантов, гастролируя по всему свету, совершенствуясь в области современной звукозаписи и удивляя слушателей новыми музыкальными находками. Тем временем приближалась дата 150-летия со дня смерти Э.А.По...

К началу 1999 года лицензия на выпуск оперы лейблом Some Bizarre закончилась (да и не выпускался он более), и теперь весь материал был в распоряжении Питера. С ним можно было делать все, что угодно, и Питер Хэммилл засел в своей студии с целью преобразить Ашера и вернуть его миру. Обоснований было несколько.

1. Технологическое. Теперь можно было лучше смикшировать теперь уже оцифрованный 24-канальный оригинал, чем в начале 90-х, а также уплотнить звучание.

2. Акустическое. Наспех записанный ранний вариант предназначался скорее для демонстрации материала потенциальным исполнителям для постановки и для съемки. Питер также решил заново перепеть свои партии. Оставить все так, как было раньше, не имело смысла - среда и структура были изменены кардинально.

3. Ментальное. Слушая альбомы 90-х годов нельзя не заметить, как в музыке Питера все более крепкие позиции занимала электрогитара. И теперь, в состоянии извлечь любой необходимый звук, Хэммилл сообщил Джадж Смиту, что он решил добавить дюжину электрогитар, добавить живые скрипки, и наконец убрать абсолютно все ударные партии! Тем самым опера должна была лишиться анахронических намеков на классически-роковое звучание, но приобрести готическую форму, более соответствующую духу По. Джадж Смит в своем вступительном слове пишет, что он очень волновался, узнав о таком решении Питера, но, прослушав результат, полностью согласился с тем, что опера только выиграла в конечном счете.

4. Маркетинговое. Первое издание стало к тому времени недоступным.

5. Юбилейное - см. выше.

Итак, два-три месяца перезаписи, еще пара месяцев микширования, а также параллельное улучшение оформления работы сделало возможным в Новостевом Письме от 17 ноября 1999 года (к тому времени уже и помещаемое на официальном сайте Питера Хэммилла www.sofasound.com) объявить: "Ашер вернулся!" Старый материал был переработан, но по сути дела это было новой работой Питера Хэммилла. Укомплектованный вкладышем с содержанием шести Действий оперы, отдельным буклетом с Либретто, соответственно разделенным на треки и снабженный графическими работами студии Ridart, и помещенным в специальную картонную упаковку, на прилавки магазинов поступил The Fall of the House of Usher - Deconstructed and Rebuilt. Рискну перевести это название так: "Падение дома Ашеров - Разобранного и Перестроенного."

В новом издании безымянные ранее треки получили свое название.

Act I. The Road to the House of Usher
 1. An Unenviable Role
 2. That Must Be the House

Act II. Within the House of Usher
 3. Architecture
 4. The Sleeper
 5. One Thing at a Time
 6. I Shun the Light
 7. Leave this House

Act III. Immediately Following
 8. Dreaming
 9. A Chronic Catalepsy
10. The Herbalist
11. The Evil that Is Done

Act IV. The Following Morning
12. Five Years Ago 
13. It's ver Now 
14. An Influence 
15. No Rot

Act V. Dawn the Next Day
16. She Is Dead

Act VI. Three Days Later
17. Beating of the Heart
18. The Haunted Palace
19. I Dared Not Speak
20. She Comes Towards the Door
21. The Fall

Планов на постановку и съемку пока нет. Живьем не исполняется ни один из фрагментов оперы. Но имея за спиной такую интересную историю, думаю, можно надеяться на то, что когда-нибудь в будущем нам еще придется услышать новости из жизни Ашеров...




Примечание
(Сергей Петрушанко)

Следует отметить тот факт, что либретто оперы, написаное Крисом Джаджем Смитом, достаточно точно передает сюжет и содержание оригинального рассказа Эдгара По, с которым стоит внимательно ознакомится для лучшего понимания оперы (см. рассказ на английском и его перевод на русский). Кроме того, следует обратить внимание читателя на ряд примечательных отличий либретто оперы от самой книги.

1. В рассказе По семейный врач семейства Ашеров лишь слегка мелькает пару раз, никак не влияя на течение повествования. В то же время Крис Смит превратил его в яркую и запоминающуюся фигуру доктора-шарлатана, вызывающую улыбку на фоне ужасных событий. Несомненна также заслуга исполнителя роли Врача-Травника харизматичного музыканта Герберта Гронмейера, оживившего эту фигуру для слушателей.

2. В либретто появляется любовная линия, начисто отсутствующая в оригинальном рассказе. Неожиданная идея нераскрывшихся взаимных чувств Маделин и Монтресора дарит альбому замечательный дуэт Лен Лович и Энди Белла.

3. В рассказе финальному явлению Маделин главным героям предшествует прочтение Монтресором отрывка из старинного рыцарского романа. В либретто же Родерик Ашер посредством Питера Хэммилла исполняет балладу "Дворец с привидениями", которая, тем не менее, также присутствует в рассказе, но в его средней, не столь страшной части.

Отметим также, что стихотворения "The Sleeper" ("Спящая") - отрывок из которой поет Родерик Ашер - и "The Haunted Palace" ("Дворец с привидениями") - исполняется им же полностью - являются самостоятельными прозведениями Эдгара По. Предлагаем ознакомиться с их оригиналами и переводами на русский язык.

Что касается переиздания альбома 1999 года под "расширенным" названием "The Fall of the House of Usher - Deconstructed and Rebuilt", то в нем появляется слово, являющееся производным от философского термина "деконструкция". Понятие ввел в арсенал современной культуры и философии французский постмодернист Жак Деррида. Идея деконструкции заключается в понимании посредством разрушения стереотипа.




Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017