Эдгар Аллан По - стихотворения "The Sleeper" ("Спящая") и "The Haunted Palace" ("Обитель привидений")

    
      The Sleeper
    
    At midnight, in the month of June,
    I stand beneath the mystic moon.
    An opiate vapour, dewy, dim,
    Exhales from out her golden rim,
    And, softly dripping, drop by drop,
    Upon the quiet mountain top,
    Steals drowsily and musically
    Into the universal valley.
    The rosemary nods upon the grave;
    The lily lolls upon the wave:
    Wrapping the fog about its breast,
    The ruin moulders into rest;
    Looking like Lethe, see! the lake
    A conscious slumber seems to take,
    And would not, for the world, awake.
    All Beauty sleeps! - and lo! where lies
    Irene, with her Destinies!
    
    Oh, lady bright! can it be right -
    This window open to the night?
    The wanton airs, from the tree-top,
    Laughingly through the lattice drop -
    The bodiless airs, a wizard rout,
    Flit through thy chamber in and out,
    And wave the curtain canopy
    So fitfully - so fearfully -
    Above the closed and fringed lid
    'Neath which thy slumb'ring soul lies hid,
    That, o'er the floor and down the wall,
    Like ghosts the shadows rise and fall!
    Oh, lady dear, hast thou no fear?
    Why and what art thou dreaming here?
    Sure thou art come o'er far-off seas,
    A wonder to these garden trees!
    Strange is thy pallor! strange thy dress!
    Strange, above all, thy length of tress,
    And this all solemn silentness!
    
    The lady sleeps! Oh, may her sleep,
    Which is enduring, so be deep!
    Heaven have her in its sacred keep!
    This chamber changed for one more holy,
    This bed for one more melancholy,
    I pray to God that she may lie
    Forever with unopened eye,
    While the pale sheeted ghosts go by!
    
    My love, she sleeps! Oh, may her sleep,
    As it is lasting, so be deep!
    Soft may the worms about her creep!
    Far in the forest, dim and old,
    For her may some tall vault unfold -
    Some vault that oft hath flung its black
    And winged pannels fluttering back,
    Triumphant, o'er the crested palls,
    Of her grand family funerals -
    Some sepulchre, remote, alone,
    Against whose portal she hath thrown,
    In childhood, many an idle stone -
    Some tomb from out whose sounding door
    She ne'er shall force an echo more,
    Thrilling to think, poor child of sin!
    It was the dead who groaned within.
    
    (1831-1845)
    
    
    
       Спящая
     (Перевод А. Эппеля)
    
    В июне в темный час ночной
    Я под таинственной луной,
    Чей золотистый ореол
    На тихий холм и смутный дол
    За каплей каплю в каплях рос
    Дурманящий туман принес, -
    И он ползет к долине вечной,
    И мелодический, и млечный.
    В волне белеет ненюфар,
    К воде припал белесый пар,
    К могиле никнет розмарин,
    Спит разрушенье меж руин,
    Подобный Лете сонный пруд
    Не разорвет дремотных пут -
    Вся Красота уснула тут.
    И спит Ирен. Гляди! - она
    Среди Судеб своих одна.
    
    Любовь моя! Не верю я!
    Оконце твоего жилья
    Распахнуто в ночную тьму,
    И ветерки летят к нему,
    И чередой волшебных фей
    По спальне носятся твоей -
    И полог рукоплещет им,
    И невесомым и сквозным.
    За темной бахромой ресниц
    Сокрыт покой твоих зениц,
    А по полу и вдоль стены
    Тревожны тени и темны!
    Ты здесь впотьмах, а рядом страх!
    Куда стремишься ты во снах?
    К каким морям и островам?
    Твой облик странен деревам -
    Все странно. Странно ты бледна,
    Странна волос твоих длина
    И выспренняя тишина.
    
    Спит леди! Пусть покойно спит,
    Пусть небо спящую хранит!
    И сновиденья вечно длит
    На ложе, прежнего печальней,
    В иной и столь священной спальной!
    Господь, продли ей сон вовек,
    Не дай открыть смеженных век,
    Умерь ночных видений бег!
    Пусть вечно спит! Покойно спит!
    Пусть небо спящую хранит!
    Пусть червь - могильный труд творит!
    Пусть отворит туманный бор
    Семейный склеп, где с давних пор
    Покой таинственных могил
    Лишь трепетно тревожим был,
    Когда фамильные гроба
    Печально множила судьба;
    Таинствен склеп, как в те года,
    Когда она - дитя тогда -
    Бросала камешки туда.
    Но в этот раз из гулких врат
    Пусть эхо не звучит трикрат,
    Вселяя давний детский страх,
    Что это стонет смерть в гробах.
    
    
    
      Спящая
     (Перевод Г. Кружкова)
    
    В ночи июня, под луной,
    Томим волшебной тишиной,
    Стоял я. Слабый свет струя,
    Дианы мутные края
    Мерцали мне издалека,
    С их золотого ободка
    Пар наркотический стекал
    На темные вершиныскал,
    Густел и падал, как роса,
    И были капель голоса
    Как еле слышныйзвон хрустальный
    Далекой музыки печальной.
    Вот у заброшенных руин
    Качнулся сонный розмарин;
    И ветер лилии склонил
    Над зарослью немых могил;
    Смотри! черней, чем Стикс, вода
    В тумане спящего пруда, -
    Он не проснется никогда!
    Все замерло - лишь ночь кругом!
    И спит с распахнутым окном
    Ирэн, в сиянье голубом!
    
    О Госпожа! твое окно
    Беспечно так растворено!
    И ветерки с ночных дерев
    Порхают, в комнату влетев.
    Бесплотные, они снуют,
    Как призраки, и там и тут,
    Теней лишь оставляя взмах
    На стенах и на потолках,
    Над дремой сомкнутых ресниц -
    Взмываявверх, бросаясь ниц!
    О дорогая, зла не зная,
    Что видишь ты, во снах витая?
    В раздумье шепчутся листы -
    Для них как чужестранка ты:
    Так бледен лик твой, так длинна
    Волос блистающих волна,
    Так странна эта тишина!
    
    Безмолвна ночь... в кругу тене
    Толпятся тени все тесней!
    О Небо! будь защитой ей!
    Вы, злые чары, мчитесь мимо!
    Священным промысломхранима,
    Пусть вечно так лежит она,
    Как луч, светла и холодна,
    В волшебный сон погружена!
    
    Ты спишь, любовь!.. в кругу теней
    Тот сон все глубже и темней!
    Как будто Рок дохнул над ней!
    И чудится: за тьмой укрыт,
    Червь, извиваясь, к ней скользит;
    И в дебрях полуночных - склеп,
    Как хищник, алчен и свиреп,
    Над новой жертвой с торжеством
    Зловещим хлопает крылом, -
    Гробница та вдали от глаз,
    В которую она не раз
    Бросала камень, расшалясь,
    И, тайной жуткою шутя,
    Прочь мчалась - грешное дитя!
    И ей, дрожащей, эхом был
    Стон мертвецов из мглы могил!
    
    
    
      The Haunted Palace
    
    In the greenest of our valleys
    By good angels tenanted,
    Once a fair and stately palace-
    Radiant palace - reared its head.
    In the monarch Thought's dominion-
    It stood there!
    Never seraph spread a pinion
    Over fabric half so fair!
    
    Banners yellow, glorious, golden,
    On its roof did float and flow,
    (This - all this - was in the olden
    Time long ago,)
    And every gentle air that dallied,
    In that sweet day,
    Along the ramparts plumed and pallid,
    A winged odor went away.
    
    Wanderers in that happy valley,
    Through two luminous windows, saw
    Spirits moving musically,
    To a lute's well-tuned law,
    Round about a throne where, sitting
    (Porphyrogene!)
    In state his glory well-befitting,
    The ruler of the realm was seen.
    
    And all with pearl and ruby glowing
    Was the fair palace door,
    Through which came flowing, flowing, flowing,
    And sparkling evermore,
    A troop of Echoes, whose sweet duty
    Was but to sing,
    In voices of surpassing beauty,
    The wit and wisdom of their king.
    
    But evil things, in robes of sorrow,
    Assailed the monarch's high estate.
    (Ah, let us mourn! - for never morrow
    Shall dawn upon him desolate!)
    And round about his home the glory
    That blushed and bloomed,
    Is but a dim-remembered story
    Of the old time entombed.
    
    And travellers, now, within that valley,
    Through the red-litten windows see
    Vast forms, that move fantastically
    To a discordant melody,
    While, like a ghastly rapid river,
    Through the pale door
    A hideous throng rush out forever
    And laugh - but smile no more.
    
    (1839)
    
    
    
      Обитель привидений
     (Перевод Н. Вольпин)
    
    Божьих ангелов обитель,
    Цвел в горах зеленый дол,
    Где Разум, края повелитель,
    Сияющий дворец возвел.
    И ничего прекрасней в мире
    Крылом своим
    Не осенял, плывя в эфире
    Над землею, серафим. 
    
    Гордо реяло над башней
    Желтых флагов полотно
    (Было то не в день вчерашний,
    А давным-давно).
    Если ветер, гость крылатый,
    Пролетал над валом вдруг,
    Сладостные ароматы
    Он струил вокруг. 
    
    Вечерами видел путник,
    Направляя к окнам взоры,
    Как под мерный рокот лютни
    Мерно кружатся танцоры,
    Мимо трона проносясь;
    Государь порфирородный,
    На танец смотрит с трона князь
    С улыбкой властной и холодной. 
    
    А дверь!.. рубины, аметисты
    По золоту сплели узор -
    И той же россыпью искристой
    Хвалебный разливался хор;
    И пробегали отголоски
    Во все концы долины,
    В немолчном славя переплеске
    И ум и гений властелина. 
    
    Но духи зла, черны как ворон,
    Вошли в чертог -
    И свержен князь (с тех пор он
    Встречать зарю не мог).
    А прежнее великолепье
    Осталось для страны
    Преданием почившей в склепе
    Неповторимой старины. 
    
    Бывает, странник зрит воочью,
    Как зажигается багрянец
    В окне - и кто-то пляшет ночью
    Чуждый музыке дикий танец,
    И рой теней, глумливый рой,
    Из тусклой двери рвется - зыбкой,
    Призрачной рекой...
    И слышен смех - смех без улыбки.
    


Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2021