Peter Hammill - What, now? / И что же - сейчас?

Перевод Сергей Петрушанко hammillru@mail.ru, 2005-06, 2013-14

  1. Here Come the Talkies / Приходит звуковое кино
  2. Far-flung (across the sky) / Распростершись (через все небо)
  3. The American Girl / Американская девушка
  4. Wendy and the Lost Boy / Венди и Пропавший Мальчик
  5. Lunatic in Knots / Лунатик в путах
  6. Edge of the Road / Обочина дороги
  7. Fed to the Wolves / Кормить волков
  8. Enough / Достаточно

  9. Here Come the Talkies / Приходит звуковое кино

    "Волосок в кадре!", давай подождем минутку,
    чтобы понять, где именно наш персонаж сбился с пути...
    И, если я не сильно ошибаюсь, то я нахожусь на пределе
    того, что я могу и не могу сказать.
    
    Похоже, что-то неправильное происходит,
    лучшее, что я могу делать - тянуть время, 
    как бы я не сожалел об этом, камера продолжает двигаться...
    Тебе не нужно быть плохим, чтобы ошибаться,
    Тебе не нужно быть плохим, чтобы совсем запутаться.
    
    В борьбе со светом,
    не осталось больше времени...
    Какое светлое будущее уготовано мне?
    
    Во время этой сцены ты в упор не видела меня,
    хотя я пытался удержать твое внимание так сильно, как мог.
    Я чувствую, как опускаюсь все ниже и ниже в списке исполнителей своего собственного фильма...
    Даже когда ты все делаешь правильно, ты можешь стремиться к лучшему;
    задумайся, каково это - быть дублером.
    
    В борьбе со светом,
    не осталось больше времени...
    Какое светлое будущее - мое?
    
    С нерешительностью - постоянным спутником -
    эх, ты никогда не будешь одинок, ведь ты открыт собственной неуверенности в себе...
    лучше признай это!
    
    Нет времени запинаться в волнении,
    пока кадр за кадром все твои отношения проявляются;
    связанное со всем на свете, приходит будущее,
    как от подключившегося электричества, ты дрожишь в шоке,
    Ты будешь дрожать в шоке,
    пока тебя полностью не раскроет;
    эх, ты дрожишь в шоке.
    
    Время взять себя в руки, все мы шуты на шоу фриков (чудаков),
    давай, читай по моим губам, и тогда, быть может, ты приобретешь другой стиль.
    Вот еще совет: найди закономерность в безумии....
    Все обнажено, но я не вижу прикосновения фортуны на твоем лице.
    Ох, берегись!
    
    Ходя по углям, твоя звезда никогда не была так ярка,
    хорош как чистое золото, но этот стандарт не годится сейчас - 
    типаж таких ролей, разве вся твоя сила в твоем молчании?
    
    Приходит звуковое кино - что на это скажешь ты?
    
    Стиль, который ты создаешь из глины своего опыта;
    ты, наверно, заслуживаешь передышки, но, чем дальше ты идешь, тем меньше прекрасного в этом;
    ты уверенно требуешь свою долю, но земля под тобою пришла в движение.
    Как Руди в роли шейха, чувствуешь ли ты что-то чужое в воздухе?
    
    Приходит звуковое кино,
    моральное устаревание гарантировано;
    приходит звуковое кино, разве ты не видишь?
    
    И ты никогда не думал, что будешь чувствовать себя так нелепо, 
    но ты запинаешься на своих знаменитых последних словах...
    
    Спасибо тебе, и доброй ночи.
    
    В борьбе со светом,
    всегда есть время 
    встать и бороться со своим закатом...
    
    "Волосок в кадре!", 
    этот свет Клега, притуши его.
    Давай подумаем, как будет действовать этот персонаж в тупике:
    если он будет крепок в своей уверенности, тогда не будет преград для того,
    что он может и не может сказать,
    что он может и не может...
    
    В борьбе со светом,
    в ногу со временем...
    какое светлое будущее будет моим?
    
    Будет, будет моим.
    

    Примечание

    Начало эры "звукового" кино (20-30-е года XX века) ознаменовалось достаточно неоднозначными процессом появления новых "звуковых" звезд и забвением прежде непререкаемых авторитетов "немого" кино.

    "Hair in the gate" (волосок в кадре) или "hare/rabbit in the gate" (заяц/кролик в кадре) - проблемная ситуация при кинематографических съемках на пленочные камеры. Мелкие посторонние предметы (волосы, ворсинки, нитки, обрывки пленки и т.п.) попадают в камеру и делают процесс съемки некачественным. Естественно, в этом случае съемку приходилось прерывать и тщательно удалять то, что мешает. См. пример вот на этом видео.

    Руди (Rudolph Valentino) сыграл главную роль в фильме "Шейх" ( "The Sheik") - очень популярного в 20-е годы XX века "немого" фильма.

    Свет Клега (Klieg light) - яркое освещение, которое использовалось при съемке кино, создающее подобие солнечного света.



    Far-flung (across the sky) / Распростершись (через все небо)

    Один-одинешенек под чужими небесами я подумал,
    разве может забросить меня куда-нибудь дальше, чем сейчас?
    Сопротивляясь ветрам, что отбрасывают меня к далеким берегам,
    я все же могу послать поцелуй,
    что отправится в полет, стремясь домой,
    со всеми моими мыслями на крыле - к тебе.
    И, хотя все наши мечты и желания кажутся таким далекими,
    это, тем не менее, мы всегда сможем осуществить...
    
    Если мы просто посмотрим вверх вместе,
    мы обретем все небо.
    
    Свет вечернего солнца - уже на моих щеках,
    проблеск рассвета приближает меня к тебе;
    через кривизну Земли
    невидимые нити связывают нас накрепко.
    
    Если мы просто закроем наши глаза,
    мы будем вместе в один лишь миг...
    Если мы просто посмотрим вверх вместе,
    мы обретем все небо.
    

    The American Girl / Американская девушка

    Она не ест, она не спит,
    ведь если она уснет, то ей будет снится сон про 
    то место, где к ней отнесутся с уважением и симпатией.
    Американская девушка
    устремила свой взгляд на Старый Свет,
    думая, что в Старом Свете она могла бы отыскать истинность.
    
    И она ворвалась в него как порыв свежего воздуха,
    покоряя все вокруг себя;
    и, когда она ушла, она оставила след от горя своего ожидания.
    Американская девушка
    совершила свои первые шаги в Старом Свете,
    и вот уж весь Старый Свет ее на тарелочке,
    очарованный ее лицом,
    Старый Свет решил ее судьбу.
    
    Она чувствовала себя так, как будто вернулась домой из-за моря,
    это то место, в котором ей суждено было быть.
    
    Она никогда не понимала силу зависти, 
    пронизывающей всю культуру,
    и вскоре она обнаружила, что к ней растет презрение из-за ее фамильярности.
    Она не ест, она не спит,
    она лежит без сна и поражается, как такое могло произойти.
    Американская девушка
    споткнулась о Старый Свет 
    и о неумолимую жесткость Старого Света.
    
    Ну, времена все тяжелее, 
    а разговоры все проще;
    она обнаружила, что, в конце концов, 
    что-то неладно за морем...
    Сейчас она не имеет гражданства нигде, кроме своей памяти.
    

    Wendy and the Lost Boy / Венди и Пропавший Мальчик

    Дорогая Венди, я все еще верю обещаниям,
    который мы давали, когда были волшебными.
    Это предстало передо мной как во сне:
    мое сердце было в твоих руках.
    Венди, ты веришь в обещания?
    Проблема в том, что мальчик стал мужчиной.
    
    Венди - мать, дитя, любимая - все,
    что ты значила для меня, живет в моей памяти;
    думать о том, как мы разбили друг другу сердца - 
    это много больше, чем я могу вынести.
    Венди, были ли мы влюблены навсегда, 
    или же мы просто были в никогдашной стране?
    
    Иногда мальчик отрицает мужчину,
    иногда мальчик противостоит мужчине,
    летя в тени Питера Пэна...
    
    Ох, Венди, может быть, ты все еще помнишь это:
    прикосновение, поцелуй, длящийся вечно...
    Но время и приливы-отливы обрушились, сговорившись:
    всякая любовь проклята.
    Венди, я все еще верю тому обещанию:
    мальчик жив,
    мальчик остается в мужчине.
    

    Примечание

    В песне, конечно же, речь идет о персонажах детских произведений Джеймса Барри о Питере Пэне. Питер Пэн - мальчик, который не хочет взрослеть. Венди - идеализированная викторианская маленькая девочка. Питер и Венди в компании пропавших мальчиков оказываются в сказочной стране Нетландии. Писатель в цикле произведений о Питере Пэне исследует тонкую границу между детьми и взрослыми, неизбежную трагедию взросления.



    Lunatic in Knots / Лунатик в путах

    Избавьте меня от этого лунатика,
    пока он не поставил меня на колени;
    мне приходилось становиться кем-то типа Гудини,
    чтобы развязывать путы, подобные этим.
    
    Пока я проспал половину своей жизни,
    кто-то сдвинул декорации,
    вся моя защита была нарушена.
    И я проснулся в тревоге, 
    и, пока я говорил, недомогание усиливалось...
    
    Я смутно помню прошлую ночь,
    но, подозреваю, я зашел слишком далеко,
    стал пассажиром своих собственных действий,
    уснув на руле машины.
    
    Пока я спал, кто-то обокрал мою комнату,
    перевесил картины 
    и повытаскивал закладки из книг.
    Тени быстро сгущаются 
    в приливах-отливах луны,
    пока лунатик 
    проделывает свои ужимки,
    но что же им движет - 
    он откроет лишь под принуждением.
    
    До свершения событий бессмысленно искать разумное объяснение...
    Только этот Другой предполагается,
    что бы я ни делал - это был Не Я.
    
    Пока я спал 
    вне реальной реальности,
    я больше присутствовал во снах, нежели в своих проступках.
    Лунатик внушает ужас,
    завладевая и подчиняя себе мое лицо,
    и мы связаны вместе,
    мы соединены и запутаны,
    я не знаю,
    смогу ли разорвать эти узы.
    
    После поступка уже нет скрытых намерений,
    лишь невнятное бормотание для сюжета,
    связывая себя все туже и туже крепкими путами.
    
    Так много ангелов,
    однако как много их тут может быть, призраков и джинов,
    танцующих на острие иглы?
    Как много вопросов останется неотвеченными?
    Так где же мне начать 
    сейчас, когда меня окружают стены?
    Кто такой лунатик,
    и кто есть здравая душа, заключенная глубоко под кожей,
    вцепившаяся в... и прислушивающаяся к..?
    
    Освободи меня от этого лунатика,
    заключи его в его клетку,
    держи его подальше от меня,
    держи его подальше от сцены.
    
    Освободи меня от этого лунатика,
    каждое действие которого заглушает меня;
    держи его подальше от меня,
    держи меня подальше от этого шута.
    
    Освободи меня от этого лунатика,
    заключи его в его клетку,
    держи его подальше от меня,
    держи его подальше от меня,
    держи меня подальше от его буйства.
    
    Пока я спал,
    лунатик разбуянился.
    У меня нет алиби
    от его пристального взора.
    О, я говорю как безумный...
    Он - человек немногих слов.
    

    Примечание

    Гарри Гудини - американский иллюзионист, прославившийся сложными трюками с побегами и освобождениями.



    Edge of the Road / Обочина дороги

    Леди находилась в ожидании, 
    как может повернуться история,
    в предчувствии того, что как-то так обычный металл превратится в золото.
    Эх, она всегда искала место посветлее, 
    жаждала тут же попасть прямо в основную жилу 
    на обочине дороги.
    
    Мир разграничений,
    бережем любое удовольствие и любую боль,
    расстояние изгибается между ними дугой,
    радуга, без золота у ее конца-начала,
    пока мальчик с улыбкой как у незабудки, 
    в конце концов, не придет из дождя.
    Но его все еще нет здесь: 
    в песочных часах песчаный шторм сорвал его паруса,
    просто желая наполнить его карманы 
    прахом всех прошлых следов.
    Когда-нибудь он пройдет свой путь домой.
    Но сможет ли герой дня, в конце концов, быть узнанным 
    и донести свой груз 
    до обочины дороги?
    
    Женщина находилась в ожидании,
    меньше в предвкушении, чем в надежде;
    может быть, он придет в себя вскоре, 
    если она лишь стравит моток льняной веревки. 
    Но он никогда не сделает это,
    в его сердце шелест чужих болезней,
    просыпаясь от озноба понимания, 
    что его путешествие поставило его на колени.
    Нигде невозможно защититься от всех зол;
    упадет ли, в конце концов, мужчина из ее памяти в ее объятия
    (будет ли мужчина из ее памяти очарован?)
    до того, как он взорвется 
    на обочине дороги?
    
    Все внезапно прекращается,
    все его запланированные договоренности обмануты, 
    все его действия и реакции случайны,
    свеж запах холодных как лед следов.
    И хотя она зажигает свечу в его память,
    его все еще нет здесь,
    со взором, упавшим на его лицо через тысячу миль, 
    преследуя страх,
    который унесет его за пределы ощущения времени и пространства.
    Держа курс на неизвестное,
    вот он мужчина, преследующий загадку, в конце концов, потеряет сам себя.
    Но так уж это происходит 
    на обочине дороги.
    Это режущий край дороги,
    в конце дороги,
    на обочине дороги.
    

    Fed to the Wolves / Кормить волков

    И они говорили: "Да будут все они накормлены,
    все слабые и немощные будут обогреты..."
    Руки Церкви открыты для объятия своих сирот, 
    но этот несвятой священник - мирской содомит
    с членом, пронзающим мимоходом через свое облачение 
    за ширмой исповедальни.
    
    Отец мямлит в ризнице,
    пустые слова проповеди, даже когда его пальцы теребят что-то;
    слепые монахини не замечают грязных обычаев.
    Нет спасения для непорочных - 
    что за ад на земле (во имя Христа), в который они попали?
    О, они говорили: "Да будут они накормлены", 
    а имели в виду, что эта юная плоть 
    должны быть употреблена.
    Овечек надо привести,
    чтобы накормить волков,
    накормить волков.
    
    (Им должно быть безопасно в Божьем Доме.
    Разве может быть что-то хуже, чем это?
    Дети в их власти,
    и власть обнажена.
    
    Им должно быть безопасно в Божьем Доме,
    но здесь нет милосердия, 
    лишь совращение.
    И причиненный вред
    хуже, чем сам порок.)
    
    Они говорят: "Их нужно накормить",
    но их совращают, а не обогревают, 
    те, кто считают себя их защитниками,
    и жалобы лишь приведут к ударам по спинам
    за их собственную мнимую греховность.
    Нет спасения от такой несвятой земной власти:
    овечки должны быть употреблены,
    все овечки должны быть скормлены волкам.
    Они должны быть скормлены волкам.
    
    Молитва - добыче,
    корм - волкам.
    
    (И причиненный вред
    хуже, чем сам порок.)
    

    Enough / Достаточно

    Жить, быть живым и размышлять,
    грань инструмента, что придает форму, сглаживая неровности...
    когда каждое ожидание осуществлено,
    будет ли этого достаточно?
    Лишь одного этого уже должно быть достаточно.
    
    Не то, а это, 
    не почему, а как,
    не если, а когда,
    не скоро, а сейчас.
    
    Ждать, быть окрыленным и "на страже"...
    когда всякая любовь не столь нежна, сколь груба,
    и все укрепления против наводнения, в конце концов, разрушены,
    будет ли этого достаточно?
    Лишь одного этого никогда не будет достаточно.
    
    Не то, а это,
    не почему, а как,
    не если, а когда,
    не скоро, а сейчас.
    
    Не то, не это, 
    Ах, почему? Ах, как?
    А что, если... Что тогда?
    Не скоро, не сейчас.
    
    Не то, не это.
    Но, почему? Но, как?
    А что, если... Что тогда?
    Слишком скоро, не сейчас.
    
    Так скоро... И что же - сейчас?
    

Перевод Сергей Петрушанко hammillru@mail.ru, 2005-06, 2013-14

Замечания и мысли Микаэла Абазяна способствовали прояснению ряда туманных мест.


Лирическое отступление от переводчика

Замечательный альбом Питера Хэммилла - What, now? лично для меня всегда четко будет связан с той фразой, которую произнес он, выходя из гримерной после концерта 27 июля 2001 года в Нюрнберге. Обращаясь к собравшимся, он в своей неподражаемой эмоциональной манере выразительно сказал: "Ну и что же мы будем делать сейчас?" Я не знаю, было ли это намеком на только что вышедший альбом или же просто обычный вопрос. Мне лично кажется, что это было сказано непроизвольно, на эмоциональном пике после концерна, просто в продолжении того настроения, с которым он создавал эти песни. Именно в тот день мне впервые удалось лично поговорить с Питером Хэммиллом и пожать его руку. Приобретенный сразу после концерта альбом What, now? до сих пор является для меня одним из самых любимых его творений, к переводу лирики которого я не мог не отнестись с особым трепетом...




Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017