Van der Graaf The Quiet Zone/The Pleasure Dome - Зона молчания / Место отдохновения

    Перевод С.В.Петрушанко hammillru@mail.ru

  1. Lizard Play / Игра ящериц
  2. The Habit of the Broken Heart / Обычай разбитых сердец
  3. The Siren Song / Песня сирены
  4. Last Frame / Последний кадр
  5. The Wave / Волна
  6. Cat's Eye/Yellow Fever (Running) / Кошачий глаз/Желтая лихорадка (на бегу)
  7. The Sphinx in the Face / Перед лицом Сфинкса
  8. Chemical World / Химический мир
  9. The Sphinx Returns / Сфинкс возвращается


    Lizard Play / Игра ящериц

    Застывший миг, время холодной крови:
    Леди Игуана, говорящая "до свиданья".
    Она не вполне готова, она хочет остаться,
    она хочет быть совершенной, но у нее не получается.
    Он пытается быть осторожным, еще одна сигарета, 
    он хочет быть открытым, 
    но - еще не время.
    
    Они разговаривают о поэзии и о реальной жизни - тоже; 
    он хочет знать, держит ли она домашних животных. 
    Она увлечена ящерицами, она увлечена змеями, 
    он поражен - его трясет от леди,
    что разговаривают лишь о собаках и кошках, 
    занимающихся любовью на улицах - она думала так...
    Потому он не предупреждает,
    что он меняет цвет кожи хамелеона.
    
    И солнце жжет растрескавшуюся землю 
    в стране, где играют ящерицы.
    И высовываются языки -
    они хотят коснуться всех мешающих слов.
    И они - ты и я, и они - он и она,
    и это - все, что я говорю.
    
    Застывший взгляд, глухой и немой:
    пытающийся выразить то, во что я превратился. 
    Я пытался догнать тебя, я пытался вести счет,
    я закрывал на засов открытую дверь...
    тайная реакция, цветной металл - в золото,
    и все, что я чувствовал -
    то, что моя кровь замерзала...
    Я шел по воде - я надевал лыжи -
    и сейчас вода должна танцевать передо мной.
    
    В любом случае, после всего этого, 
    потанцуешь ли ты со мной? 
    Потанцуешь ли ты со мной?
    
    И солнце жжет растрескавшуюся землю 
    в стране, где играют ящерицы.
    И они сбрасывают свою кожу и,
    в конце концов, начинают обретать цвета дня.
    Потанцуешь ли ты со мной?

    The Habit of the Broken Heart / Обычай Разбитых Сердец

    О, Сестры Слепоты
    из Монастыря Разбитого Сердца,
    они хотят задушить это своей добротой,
    они хотят разорвать все это на части.
    И это - скала стерильного virtu в центре залива...
    Я так сочувствую тебе, он причинил тебе боль;
    но не отказывайся от самой себя!
    
    Ты лишь желала получить немного удовольствия,
    ты лишь хотела попробовать это;
    ты лишь хотела быть кем-то,
    но все противятся этому.
    Почему так тяжело заставить тебя слушать?
    Не уходи и не меняй свое имя...
    пойми, что понимание потери может стать 
    началом победы в игре.
    Ты - такая уникальная,
    но твоя печаль постыдна.
    
    Я знаю, что тебя поймали заботой,
    я не хотел бы, чтобы ты потеряла это;
    но это - нечто настолько несоответствующее,
    настолько неясный мотив...
    разве это призыв Монастыря?
    
    Ты лишь хотела найти кого-то
    или что-то бОльшее, чем удовольствие;
    раскаяние перед Одним-Единственным,
    ты можешь заниматься этим в свободное время, 
    в свете заходящего солнца, 
    не поворачивайся спиной к сокровищу. 
    Хочешь или нет, ты понимать это, 
    но - ты замечательная девушка!
    и твое lay-lady laughter 
        (смех роженицы? смех девушки в момент экстаза?) 
    имеет право быть услышанным;
    Но что я могу дать тебе, если тебе уже было Откровение?
    
    Не уходи, 
    не начинай, 
    не следуй 
    Обычаю Разбитых Сердец. 
    

    The Siren Song / Песня сирены

    Буквы в карандаше,
    некоторые из них тяжелы, как свинец,
    стары, как графит, черны, как уголь,
    но и горячи, как красный цвет.
    Ключи к разгадке едва прослеживаются: 
    послание, though leeched, is unbled,
    загадочно, как мрамор -
    так молодо, так старо,
    так живо, так мертво.
    И этот смех - навсегда,
    что возникает как будто из боли:
    хотя я привязан к мачте,
    он гремит все еще вокруг моего мозга.
    
    Смех - в позвоночнике, 
    смех невыносимо мудр, 
    тот же смех, от которого я загораюсь,
    когда гляжу в твои глаза,
    который шепчет в черной зоне, 
    который будет высмеивать
    все мои убеждения, как ложь,
    где все логичное сделано,
    и время сокрушит все теории, что я создаю.
    И песочные часы разбиты
    лишь от магии твоего прикосновения,
    когда ничто на самом деле не значит... 
    Нет, ничто не значит ничего!
    
    Так песня сирены пронзает века,
    и она струится по моим венам, как шампанское;
    и вместе со всеми сладкими безумными поцелуями 
    вновь зовет меня разбить мои оковы.
    
    Будущая память взрывается, как шрапнель,
    некоторые осколки срываются с моего языка, 
    некоторые из них ранят понимание... 
    они горят под рубцами, но раны начинают неметь.
    И песня всегда направляет меня вперед, 
    радующегося в поиске и молящегося, 
    уставшего от всего, кроме безумного, странного, 
    ненормального, безрассудного до невозможности.
    Твой смех все еще замораживает мой костный мозг, 
    пока я внимаю ему, стоя на коленях...
    Ох, но когда мачта станет флагштоком, 
    что же будет со мной?
    
    Что же будет, ох, что же будет со мной?
    

    Last Frame / Последний кадр

    Приятная острота - да, мое хобби занимает меня, 
    и если я разговариваю сам с собой, 
    разве это - преступление?
    В темной комнате 
    я - торговец пространством и временем... 
    Когда воспоминания потускнеют,
    когда фотография пожелтеет,
    но она никогда не солжет!
    
    Ты - здесь, 
    твои глаза блестят тайным удовольствием, 
    говоришь, что ты - на пути изменений, 
    поглощен беспорядочным измерением
    всех отклонений, классифицируя.
    Для каждого влечения, мучительная притягательность, 
    но это - паника в твоих действиях... 
    о, я никогда не видел,
    чтобы ты выглядел настолько странно.
    
    Фиксируя память химически, 
    удерживая время секундомером, 
    отступая от этого последнего кадра,
    на всякий случай - если он не показал тебя так, 
    как я привык думать о тебе.
    Я думал, что ты всегда останешься таким же 
    (но ты - не будешь...)
    
    О, красный свет, серебро, 
    чернота и бромид; 
    тишина, ожидая проявления...
    Прошлое кажется недодержанным, отлив, 
    но все равно образы проступают сквозь.
    И ты - здесь, в кювете, 
    к которому ведет все, 
    и я не могу сказать,
    что твой путь - правильный...
    
    Но затем получу всего лишь твой негатив. 
    

    The Wave / Волна

    На пляж набежала волна, написав слова на песке;
    для ученого, возможно, это может стать ответом...
    В действительности, это не более, чем предположение.
    Что ж, мы попробуем съесть это... 
    я думаю, мы все не прочь пообедать.
    
    Волна - вне пределов досягаемости, 
    стаскивая слова с ладони, 
    что понятны лишь эфиру. 
    Семафоры на линии берега 
    ожидают уменьшения расстояния, 
    обидная несовершенность, 
    в то время как мы должны
    быть счастливы лишь оттого, что мы дышим.
    
    Но с каждым сдерживаемым вдохом, 
    таким настоящим, напряженным, 
    мы хотим знать,
    мы хотим быть уверенными в этом, 
    это не имеет значения!
    И потому я буду делать то, что делаю; 
    и ты - то, что делаешь,
    но давай не менять песок и море
    в кирпич и цемент.
    
    На пляж набежала волна,
    кружа вокруг сброшенной одежды,
    желая пошутить с тем,
    кто бросает вызов прибою,
    кто делится куском хлеба чаще, чем молится, 
    в то время как творец определений
    исчезнет на оттиске этого дня.
    Слова - лишь картинки,
    что сотрет следующая волна. 
    

    Cat's Eye / Yellow Fever (Running)
    Кошачий глаз / Желтая лихорадка (на бегу)

    Я гулял вечером,
    я искал чего-нибудь хорошего, совершенного, прекрасного, 
    чистого, правильного, но вместо этого я нашел
    стену бункера и ворота.
    Они были открыты: я был свободен.
    Я дал символическую гарантию; 
    хотя позже я понял, что я ожидал большего;
    с долговой распиской (I.O.U. = I owe you) я едва мог 
    придерживаться своей дороги... 
    но, в любом случае, я - предвестник Апокалипсиса! 
    (я был главным сторонником веры в 'Я' - 
    желтая лихорадка в кошачьем глазе.)
    И это - все, что ты хочешь / владеешь/ любишь 
    ненавидишь / касаешься / мечтаешь / веришь.
    И это - все, что тебе нужно.
    У меня было сердце, подобное ракете,
    я не контролировал себя,
    я очистил свои карманы для успеха представления...
    В действительности я выглядел как безнадежный случай,
    я нашел это на своей ладони, это - Злой Туз.
    Он хотел говорить со мной, один на один,
    он хотел высказать мне свое профессиональное мнение...
    но я бежал, я просто не мог ждать,
    у меня не было времени предвидеть;
    да, я бежал, я просто не мог остановиться,
    я должен был достигнуть дна,
    только что побывав на вершине,
    я бежал по темным аллеям и под открытым небом -
    я заразился желтой лихорадкой из кошачьего глаза.
    
    Я расскажу тебе обо всем этом в девятой жизни. 
        (Пословица: У кота - девять жизней)
    

    The Sphinx in the Face / Перед лицом Сфинкса

    Я вспоминаю, что чувствовал в 17 лет, 
    я был котом, змеей, ящерицей, мышью...
    а сейчас - интересуюсь лимузинами, 
    приобрел супругу и хнычущего ребенка, 
    домик в деревне, квартиру в Лондоне.
    
    Я собираюсь отправиться на остров, 
    где заканчивается лето,
    я собираюсь сделать все, что смогу, 
    напиться, как рыба в водяной воронке -
    я - сторонник прогресса,
    это началось очень давно,
    я - человек, который знает,
    что это не остановить.
    
    Так много надо вспомнить, 
    так много - забыть:
    мы все принадлежим будущему, 
    но пока не знаем этого. 
    Плоть проникает в дух, 
    дух - в плоть...
    мы ищем ответ перед лицом Сфинкса, 
    и, конечно же, мы не удивляемся. 
    Мы разрываемся между старостью и красотой, 
    опытом и юностью,
    потому мы остро нуждаемся
    в любом виде Правды.
    
    О, но нас поймают однажды,
    словят на выборе, что мы не смогли сделать, 
    какая глупая судьба!
    Потому я присоединяюсь к танцу прожигателей жизни: 
    его движения и медленны, и быстры, 
    и любые изменения должны быть
    лишь улучшением окаменелости, 
    оставляя все таким же неподвижным.
    
    У меня была устойчивая склонность к Зоне молчания,
    я не могу дождаться, когда песня будет допета, 
    меня все еще прельщают перспективы Места отдохновения.
    
    Ты так молод, так стар,
    слишком тормозишь, чтобы тебе что-либо объяснять.
    
    Ты здесь, ты уходишь,
    ты так близок, так неправ,
    так подозрителен, так силен, так...
    
    Слишком тормозишь, чтобы тебе что-либо объяснять... 
    

    Chemical World / Химический Мир

    "Ну и в чем же вред? Чистая потеха...
    Почему бы тебе не пойти
    и не сделать это еще один раз?
    Когда надувательство в обеденной комнате, 
    забавы на ферме, в чем же вред?
    Все в порядке, - я имею в виду,
    что завтра - всего лишь еще один день."
    
    О, но утром,
    в утреннем свете
    будешь ли ты так же весел,
    нужно ли будет тебе все также обращать день в ночь?
    
    В стране слепых и одноглазый - король, 
    а в стране овечек его зовут Циклопом.
    И качество сознания - такая незначительная вещь, 
    что здесь тебе оно нужно так же, как слепому - глаза.
    Выйди из задней комнаты, 
    этой вакуум - пустота, он привлекает тебя, 
    но в действительности ты не понимаешь, что это такое;
    ты истощен тем, что ценил так высоко...
    Чувствуешь ли ты себя все таким же сильным,
    желаешь ли ты, чтобы пришла слабость?
    
    Это - Химический Мир...
    кандидат, который никогда не потерпит неудачу;
    хотя ты искал Святой Грааль,
    ты не надеешься обрести его в Химическом Мире.
    
    Поезд со спящими... ты не сможешь убежать;
    быстро за ночь...  телеграфная лента.
    О, но утром, в утренней дымке
    упадет ли рынок,
    останутся ли еще дни?
    
    Это - Химический Мир,
    и с момента, когда это начнется,
    это - Химический Мир,
    все алмазы превратятся в глину,
    это - Химический Мир...
    Да, ты думаешь, что будешь выглядеть прелестно - 
    но это взорвется на твоем лице.
    "Это - всего лишь время, так медленно текущее.
    Это - всего лишь наркотик... это - не последнее..."
    

    The Sphinx Returns / Сфинкс возвращается

    Ты так молод, так стар,
    слишком тормозишь, чтобы тебе что-либо объяснять.
    
    Ты здесь, ты уходишь,
    ты так близок, так неправ,
    так подозрителен, так силен, так...
    

    Перевод С.В.Петрушанко hammillru@mail.ru


    Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
    Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017