Питер Хэммилл - ...all that might have been... / ...все то, что могло бы быть...

Перевод Микаэл Абазян mikayelabazyan@yahoo.com, 2014-15

Примечание переводчика.

Первоначальный перевод был выполнен для отдельных песен, тексты которых приводятся в отдельном буклете, входящем в состав специального трехдискового издания альбома. Позже из них был собран перевод основной, кинематической версии альбома.



...все то, что могло бы быть... "Песни" (CD2)
1 Резкая перемена Рассказ пойдет о том, как свет иссяк, а вместе с ним ушло повествование которого так жаждал он всегда. Она сказала как-то раз, что дать ему согласна все, что бы он ни захотел, чего б ни пожелало сердце... Теперь же тьма ложится - вот каков он, дар, что она ему дала. (Одному из них быть битым, одному из них гореть, один из них падет и встретиться им больше не дано) Что же касается его, он сам не уверен в том, что пусть свой проделал безупречно. Она сказала ему однажды, что в ходе судьбы может произойти резкая перемена, но свет угас, а время истекло и в этом фильме более ничего интересного не произойдет. Теперь же наступает темнота, единственное, за что ему платить уже не придется. 2 Однажды (Ее чарующая улыбка) Ее губы растянуты в чарующей улыбке, что держит его в железных тисках, что обещает многое, если он просто останется. Намеки, дорогая, темные намеки дугою тянутся по связкам линий. В моменте пойманный, он так стремится получить ее подарок, но ее улыбка не выдает того, чем одарить его она могла бы. Намеки, дорогая, намеки на темные времена бегут сквозь руны, переставленные ею. Намеки, дорогая, темные намеки дугою тянутся, скрываясь за ее глазами. Он любит этот город, воздух чист, спокойно, тихо, здесь он прекрасно б место смог свое найти. Он любит это место, улицы выметены, чисты кровли, однажды впишется и он в своем рутинном распорядке. Купит костюм, ногти подстрижет, расчешет волосы, и он клянется, что наверняка однажды впишется сюда. Он любит этот город, воздух чист, спокойно, тихо, здесь он прекрасно б место смог свое найти. И вот, он встретил свою пару, рассеяный, был пойман ею, когда она, свой дар из рук его отняв, взяла и удалилась. И чарующая улыбка уж стирает личность и говорит о том, что нет ее на самом деле здесь, как, впрочем, и его. 3 Vai Lentissimo (Идти очень медленно) Особо не было куда пойти, вот они кругами и ходили, каким-то образом надеясь влиться в ночной поток, замерзший в темпе: медленно, медленно, медленно. Мятые простыни испачканы, вскипел рассвет в тумане ядовитых спор. И если он ей дать хотел что-либо, то опоздал. Раскрыть его она готова, готова преподать ему урок. Тянуться будет время. С развитием сюжета, очевидно, здесь и сейчас могло быть еще слаще. Она подносит палец к его горлу. Он же лежит под нею неподвижно, медленно, медленно, медленно. 4 Неуважение (В Кабуки-тё) И вот он начал ход, идя к теням, готовый к выходкам в ночи. Краем глаза замечая как потускнело то что раньше было ярким, а время в чуждом ритме потекло. Он скрывает внимание свое, глубоко в тишине его прячет, зная, что любой его страх, обнажившись, порвет его в клочья. Или все это игра? Нет, держит он мерную поступь, хотя его произносят имя, о, откуда оно им известно? И вот, путь ему перекрывают. И он в попал в беду, он уже знает, что он попал в беду. Что сделано, то сделано. Он вздернут прямо в Кабуки-тё, он брошен рядом с Голден Гай и обнажает в голове сокрытый клад, никто не знает, что за истину хотел он здесь укрыть, следя в районе красных фонарей за тем как раздвигают ноги за неоном. Оттуда где, как говорили, жилы золотые были, никто не знал, уйдет ли он живым. А может он сюда невовремя пришел, или его явлению причина - вопиющее неуважение? Он вздернут прямо в Кабуки-тё, он обречен быть рядом с Голден Гай и обнажает он поставленный вопрос, никто не знает, что за истину хотел он здесь купить, Вдруг почему-то он заглох, хоть был он полон сил, слова его опровергали крики сердца, и знает он, что снят его покров; никто на этот раз не хочет показать как бесполезно это оправдание. Если войти вы в чей-то дом собрались не торопитесь сразу допустить, что обувь на себе вы сможете оставить. Вам лучше снять ее и вне жилья оставить. 5 Посторонний Он никогда и не стремился быть "своим", ему хотелось просто созерцать. В себе он силу ощущал и не давал кому-либо собою управлять. Он ветренно свою игру отдал, но скрыть не смог от посторонних глаз, его любовь была свободна, вследствие чего продажную цену обрел рассказ. Он никогда и не стремился быть "своим", он сдерживал свои надежды, но скоро стал он прошлым и былым. Он не давал кому-либо собою управлять, Он не давал кому-либо собою управлять. Рассказу ж суждено непроданным лежать. Дом, он не может вернуться в дом. Он никогда и не стремился быть "своим", хотелось он просто созерцать. В себе он силу ощущал и не давал кому-либо собою управлять. 6 Все до конца Сюда приплыв из Абсолютного Там Где-то, не понимая что было к чему. Свистя во тьме ночи, себя приободряя, не удалось продумать все ему. Спешит он в темный города район. От жизни, что он знал, внезапно удаляясь, он силится не выходить из тени, но свет прожектора его внезапно озаряет. Его приняли за немца, его пригласили прокатиться, его запихнули в такси и вышел он уже другим. Казалось, это план был дуракоустойчив, но дважды два четверкою не стало. Вне света конуса и время исказилось, и логики цепочка подкачала. Свистя во тьме ночи, себя приободряя, не удалось продумать все ему. 7 Наилучшие пожелания Будь осторожен ты в желаниях своих когда тебе они ломают сердце. Как безыскусно в ужасе он задыхался от яда дротика любви, вонзившегося в палец. И статика его уже не отвлекает, и он задраил люк, но зуд прошелся по его невозмутимому спокойству, и он уже не в силах этот зуд сдержать. Срывается предохранитель нерва... Будь осторожен ты в желаниях своих, они, как вал седьмой о берег, разобьются. Стоит он неподвижно в страхе ожидания, ведь все желания смываются в конце концов, и мы смываемся с исходом всех желаний. 8 Проплывающие облака Идея ехать боковой дорогой в аэропорт блестящей не была. Авария грозила быть ужасной но повезло ему - удача с ним была. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Движение под ним и перед ним, так медленно течет земля. И линии сюжетной следовать он будет, куда б его она не повела. Если этого не произошло, всего, что не могло бы быть. Витая в облаках, его глава держит лишь то, что сам он получил, и вспомнить уж она не в состоянии ничего из того, что он забыл. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Если этого не произошло, всего, что не могло бы быть. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. 9 Никуда не идет Не в первый раз, и, вероятно, не в последний, он глубоко ныряет вниз, обострены все его чувства в транзитной зоне. На этот раз пришел сюда он в одиночку. Сейчас нельзя терять ни одного момента, а он на месте замер, его держит своя же неуверенность, не может он на месте, где стоит, и развернуться, того гляди не выкрутится он на этот раз. Один звонок по телефону - его право, но пока мысли он пытался в ряд построить, теряется вдруг связь... и больше никуда он не стремится. Сквозь разные культуры проходя, свой палец облизав и в воздух тыча, чтоб распознать, что изменилось, а что - нет, вдруг нерешаемая решена задача. В глубинах жизни практик нам привычных, неведомый ему поток течет. Не может он и развернуться, того гляди не выкрутится он на этот раз. По жизни он ступает безрассудно но никуда он так и не идет. 10 Пока Когда в последний раз ее он видел не знал он, как держать свой взгляд, куда глядеть, в том, что она ушла, не сомневаясь... Не призывало будущее его к себе, в игре уловок больше не осталось. То было их последней встречей, и хоть он знал, что с ней прощается он навсегда, не смог он ей сказать, сказать он ей не смог, не смог найти он нужные слова. Что сделано, то сделано, но все еще не кончено, пока она отсюда не ушла. (И не закончена история, пока тебя не гонят безвозвратно от себя.) Когда в последний раз ее он видел не знал он, как держать свой взгляд, куда глядеть, его сжигало взглядом василиска, так будет он гореть, пока не отвернется, и до сих пор горит, пока она не отвернется. И пока он не отвернется, пока не отвернется он она здесь остается. (И не закончится история, пока не будут сказаны все нужные слова).
...все то, что могло бы быть... "Кино" (CD1)
Рассказ пойдет о том Рассказ пойдет о том, как свет иссяк, а вместе с ним ушло повествование которого так жаждал он всегда. Она сказала как-то раз, что дать ему согласна все, что бы он ни захотел, чего б ни пожелало сердце... Теперь же тьма ложится - вот каков он, дар, что она ему дала. (Одному из них быть битым, одному из них гореть, один из них падет и встретиться им больше не дано) В последний раз Когда в последний раз ее он видел не знал он, как держать свой взгляд, куда глядеть, в том, что она ушла, не сомневаясь... Не призывало будущее его к себе, в игре уловок больше не осталось. То было их последней встречей, и хоть он знал, что с ней прощается он навсегда, не смог он ей сказать, сказать он ей не смог, не смог найти он нужные слова. Что сделано, то сделано, но все еще не кончено, пока она отсюда не ушла. (И не закончена история, пока тебя не гонят безвозвратно от себя.) Никогда и не стремился Он никогда и не стремился быть "своим", ему хотелось просто созерцать. В себе он силу ощущал и не давал кому-либо собою управлять. Он ветренно свою игру отдал, но скрыть не смог от посторонних глаз, его любовь была свободна, вследствие чего продажную цену обрел рассказ. Что же касается его Что же касается его, он сам не уверен в том, что пусть свой проделал безупречно. Она сказала ему однажды, что в ходе судьбы может произойти резкая перемена, но свет угас, а время истекло и в этом фильме более ничего интересного не произойдет. Теперь же наступает темнота, единственное, за что ему платить уже не придется. Особо не было куда Особо не было куда пойти, вот они кругами и ходили, каким-то образом надеясь влиться в ночной поток, замерзший в темпе: медленно, медленно, медленно. В чарующей улыбке Ее губы растянуты в чарующей улыбке, что держит его в железных тисках, что обещает многое, если он просто останется. Намеки, дорогая, темные намеки дугою тянутся по связкам линий. В моменте пойманный, он так стремится получить ее подарок, но ее улыбка не выдает того, чем одарить его она могла бы. Не стремился быть "своим" Он никогда и не стремился быть "своим", он сдерживал свои надежды, но скоро стал он прошлым и былым. Он не давал кому-либо собою управлять, Он не давал кому-либо собою управлять. Рассказу ж суждено непроданным лежать. Дом, он не может вернуться в дом. Могло бы это... Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Если этого не произошло, всего, что не могло бы быть. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Намеки, дорогая Намеки, дорогая, намеки на темные времена бегут сквозь руны, переставленные ею. Намеки, дорогая, темные намеки дугою тянутся, скрываясь за ее глазами. Он любит этот город, воздух чист, спокойно, тихо, здесь он прекрасно б место смог свое найти. Он любит это место, улицы выметены, чисты кровли, однажды впишется и он в своем рутинном распорядке. Купит костюм, ногти подстрижет, расчешет волосы, и он клянется, что наверняка однажды впишется сюда. Он любит этот город, воздух чист, спокойно, тихо, здесь он прекрасно б место смог свое найти. И вот, он встретил свою пару, рассеяный, был пойман ею, когда она, свой дар из рук его отняв, взяла и удалилась. И чарующая улыбка уж стирает личность и говорит о том, что нет ее на самом деле здесь, как, впрочем, и его. Будь осторожен Будь осторожен ты в желаниях своих когда тебе они ломают сердце. Как безыскусно в ужасе он задыхался от яда дротика любви, вонзившегося в палец. И статика его уже не отвлекает, и он задраил люк, но зуд прошелся по его невозмутимому спокойству, и он уже не в силах этот зуд сдержать. Срывается предохранитель нерва... Время в чуждом ритме И вот он начал ход, идя к теням, готовый к выходкам в ночи. Краем глаза замечая как потускнело то что раньше было ярким, а время в чуждом ритме потекло. Он скрывает внимание свое, глубоко в тишине его прячет, зная, что любой его страх, обнажившись, порвет его в клочья. Или все это игра? Нет, держит он мерную поступь, хотя его произносят имя, о, откуда оно им известно? И вот, путь ему перекрывают. И он в попал в беду, он уже знает, что он попал в беду. Что сделано, то сделано. Он вздернут прямо в Кабуки-тё, он брошен рядом с Голден Гай и обнажает в голове сокрытый клад, никто не знает, что за истину хотел он здесь укрыть, следя в районе красных фонарей за тем как раздвигают ноги за неоном. Оттуда, где, как говорили, жилы золотые были, никто не знал, уйдет ли он живым. А может он сюда невовремя пришел, или его явлению причина - вопиющее неуважение? Он вздернут прямо в Кабуки-тё, он обречен быть рядом с Голден Гай и обнажает он поставленный вопрос, никто не знает, что за истину хотел он здесь купить, Вдруг почему-то он заглох, хоть был он полон сил, слова его опровергали крики сердца, и знает он, что снят его покров; никто на этот раз не хочет показать как бесполезно это оправдание. Если войти вы в чей-то дом собрались не торопитесь сразу допустить, что обувь на себе вы сможете оставить. Вам лучше снять ее и вне жилья оставить. Проходя Сквозь разные культуры проходя, свой палец облизав и в воздух тыча, чтоб распознать, что изменилось, а что - нет, вдруг нерешаемая решена задача. В глубинах жизни практик нам привычных, неведомый ему поток течет. Не может он и развернуться, того гляди не выкрутится он на этот раз. По жизни он ступает безрассудно но никуда он так и не идет. Сюда приплыв Сюда приплыв из Абсолютного Там Где-то, не понимая что было к чему. Свистя во тьме ночи, себя приободряя, не удалось продумать все ему. Спешит он в темный города район. От жизни, что он знал, внезапно удаляясь, он силится не выходить из тени, но свет прожектора его внезапно озаряет. Его приняли за немца, его пригласили прокатиться, его запихнули в такси и вышел он уже другим. Мятые простыни Мятые простыни испачканы, вскипел рассвет в тумане ядовитых спор. И если он ей дать хотел что-либо, то опоздал. Раскрыть его она готова, готова преподать ему урок. Тянуться будет время. С развитием сюжета, очевидно, здесь и сейчас могло быть еще слаще. Она подносит палец к его горлу. Он же лежит под нею неподвижно, медленно, медленно, медленно. Дуракоустойчив Казалось, это план был дуракоустойчив, но дважды два четверкою не стало. Вне света конуса и время исказилось, и логики цепочка подкачала. Свистя во тьме ночи, себя приободряя, не удалось продумать все ему. Не может вернуться в дом Он никогда и не стремился быть "своим", хотелось он просто созерцать. В себе он силу ощущал и не давал кому-либо собою управлять. И он не может вернуться в дом. Смываемся Будь осторожен ты в желаниях своих, они, как вал седьмой о берег, разобьются. Стоит он неподвижно в страхе ожидания, ведь все желания смываются в конце концов, и мы смываемся с исходом всех желаний. Боковая дорога Идея ехать боковой дорогой в аэропорт блестящей не была. Авария грозила быть ужасной но повезло ему - удача с ним была. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Движение под ним и перед ним, так медленно течет земля. И линии сюжетной следовать он будет, куда б его она не повела. Если этого не произошло, всего, что не могло бы быть. Витая в облаках, его глава держит лишь то, что сам он получил, и вспомнить уж она не в состоянии ничего из того, что он забыл. Могло бы это с ним произойти, и все то, что могло бы быть. Теряется вдруг связь Не в первый раз, и, вероятно, не в последний, он глубоко ныряет вниз, обострены все его чувства в транзитной зоне. На этот раз пришел сюда он в одиночку. Сейчас нельзя терять ни одного момента, а он на месте замер, его держит своя же неуверенность, не может он на месте, где стоит, и развернуться, того гляди не выкрутится он на этот раз. Один звонок по телефону - его право, но пока мысли он пытался в ряд построить, теряется вдруг связь... и больше никуда он не стремится. Пока он не отвернется Когда в последний раз ее он видел не знал он, как держать свой взгляд, куда глядеть, его сжигало взглядом василиска, так будет он гореть, пока не отвернется, и до сих пор горит, пока она не отвернется. И пока он не отвернется, пока не отвернется он она здесь остается. (И не закончится история, пока не будут сказаны все нужные слова). Слова



Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017