Peter Hammill - Incoherence / Бессвязность

Перевод С.В.Петрушанко hammillru@mail.ru, 2006-2007

    
    (Когда речь подвергается коррозии)
    
    И когда речь подвергается коррозии,
    все наши основы колеблются и размываются.
    Никто не знает, 
    почему наши языки становятся такими разбухшими и неповоротливыми.
    Какая же истина остается невысказанной,
    когда мы не можем найти слов?
    
    
    (Вавилон)
    
    Слова на словах
    нагромождают Вавилонскую башню, [1]
    кирпич на кирпич да на солому с глиной,
    но перешептывание ползет,
    и структура - нестабильна,
    когда леса убирают.
    Мы всегда спешим заявить,
    что мы готовы и способны,
    но мы не можем сказать, что же получится, 
    получится ли то, что может.
    
    По определению само-зацикленные,
    мы стремимся сделать понятными самих себя
    словами, прошедшими проверку на прочность
    беспристрастным последовательным размышлением.
    
    Слова на словах,
    фантазия, причуда и небылица,
    каждая осмысленная пауза с пустым исходом...
    Рассекаем беспредельное,
    пока сроки годности истекают на наших этикетках,
    хотя по делу мы может мало или вообще ничего не сказать,
    было бы абсурдно 
    тратить жизнь, изумленно разглядывая собственный пупок - 
    о, у нас так мало времени, 
    чтобы говорить многословно и вдаваться в объяснения.
    
    Так что, заболтавшись,
    все мы слишком далеко зашли,
    не ведая, когда все потерялось,
    конечно же, если мы имеем в виду то, что говорим.
    
    Если мы имеем в виду то, что говорим...
    
    
    (Лого-Дедал, Мастер слов) [2]
    
    Логорея [3] - 
    независима от сознания,
    ни одного мгновения рефлексии,
    единственное время, чтобы получить пользу,
    о которой он размышлял,  
    и почему же он мечтал о том, что сможет выразить светлую идею?
    Пока его язык трепался,
    он позабыл использовать пространство между своими ушами.
    
    Лого-Дедал, 
    с хитростью лисицы
    распиши ему окольные пути
    в углу комнаты,
    выпусти Пандору из ее ящика. [4] 
    О чем это он?
    И почему его аргументы без нужды скрыты
    в своем собственном великолепии?
    Скоро он сможет выразить больше,
    чем ничего не значащую бессмысленность
    своей извращенной логикой
    и своим потрепанным подручным словарем...
    Я не думаю, что он это понял,
    но он настойчив в попытке объяснить нам
    свою абсолютную точность;
    в конце концов, он уверен, что мы все 
    согласимся с его определением...
    Устаревшее слово из 1663-го.
    
    Это объясняет мне все.
    
    
    (Как запах)
    
    Однажды произнесенные, 
    слова наполняют запахом воздух,
    как древесный дым, как дыхание того, кого нет больше здесь.
    Такая скрытность,
    такая полусырая истина...
    Звук далеких голосов высмеивает надменность молодости.
    
    
    (Твое слово)
    
    Сожжены мосты, сожжены ступени;
    непродуманные слоги высказаны.
    Ты не сможешь взять назад то, что сказал,
    когда ты даешь свое слово.
    
    
    (Всегда и еще один день)
    
    Всегда и еще один день - 
    клянемся мы обычно,
    что завтра мы останемся 
    теми же, что сейчас,
    теми же, что сейчас.
    
    Каждым глаголом будущего времени,
    мы отрицаем свое собственное "До тех пор, пока";
    вот обещание, которое мы даем -
    у нас есть время, которое можно убивать:
    я буду, я буду, 
    я буду, я буду, 
    я буду, я буду
    всегда и еще один день.
    
    
    (Критяне всегда лгут)
    
    Невозможно оттиснуть 
    эти слова на отпечатке от копировальной бумаги,
    просто потому что стрела Зенона летит, змея ест свой хвост. [5]
    
    И в противоречивом стиле
    воин и вол заботятся 
    об оценке пятиста, полностью отвечая друг за друга. [6]
    
    "Критяне всегда лгут" -
    заявляет критянин.
    Критяне всегда лгут. [7]
    
    Поцелуй - дар из адского огня,
    отравленная подушка, вот так...
    И пока мы давимся этим, перевод становится чем-то типа
    
    "Критяне всегда лгут" -
    заявляет критянин;
    "Из рода ли критян я,
    я - критянин?"
    
    Почему же мы не скрутим этот старый короткий крючок 
    в значение числа "пи"? [8]
    
    "Критяне всегда лгут" -
    заявляет критянин;
    "Из рода ли критян я,
    (потому) я - критянин?"
    И стрела Зенона летит
    через небеса.
    
    Давай... смотри, как летит парадокс. [9]
    
    
    (Сплошная тарабарщина) [10]
    
    Высох мозг
    от риторических вопросов,
    словесных игр
    и слуховых загадок.
    Когда мы говорим то, что думаем,
    думаем ли мы, что 
    то, что мы говорим -
    недостающее звено,
    противоречие в мыслях?
    (на внутренней стадии шептание
    бессловесного текста
    теряется в противоречивой речи...)
    Теряя нить,
    (ряд суфлеров)
    "Это ничего..." (он сказал).
    Если я имел в виду, что это все может сказать.
    (Произнесенные, строки искажаются...)
    Говорю своим разумом,
    но разум, который громко размышляет, вообще ни о чем не думает.
    
    Все мои идеи возникают вообще без слов,
    без речи, улавливаешь картину?
    
    Нэ, охи, охи, абсолютно точно.
    Хай, иэ, иэ, редактируем... [11]
    
    Все - сплошная тарабарщина для меня, 
    все - двойными голландскими фразами,
    какофония лингвистического смятения,
    напыщенные речи,
    и звук моего голоса - ломкий и неестественный;
    я не могу вымолвить то, что хочу сказать,
    зазубренные строчки такие уродливые...
    Говорю своим разумом,
    но разум, который громко размышляет, близок к проигрышу.
    
    И когда идеи приходят без всяких слов,
    их чистота - кристальна,
    даже для нас самих невысказанное - не слышно,
    и потому мы пытаемся дать ему голос,
    но языки эволюционируют под влиянием потребностей
    каждой отдельной культуры,
    поэтому мы видим, что любой синтаксис, 
    которым мы прессингуем идеи,
    искажает их суть...
    
    Нэ, охи, охи, абсолютно точно.
    Хай, иэ, иэ, редактируем... 
    
    
    (Назовем это "речевым общением"?)
    
    О, проклятье, нет способа сойтись во взглядах - 
    ведь моя простая правда - твое искаженное замешательство;
    как будто бы с разных планет мы ведем эксцентричную болтовню.
    
    Я не помню, что я сказал,
    и, думаю, ты - тоже.
    
    Возможно, ты объявишь мою речь ловкостью языка,
    все слова, которые ты вложишь в мой рот, - лишь обманчивая лесть.
    
    Я не сказал и половины из этого,
    ты сильно ошибаешься,
    назовем это "речевым общением"?
    
    Эх, ты сказал это,
    все мои смыслы, совершенно неправильно прочтенные...
    это речевое общение, давай сейчас забудем это.
    
    Я не могу поверить тому, что ты только что сказал,
    назовем это "речевым общением"?
    
    Давай закончим с этим, 
    давай просто скажем, 
    что это - мера, характеризующая расстояние между нашими мирами.
    
    Я не помню, что я сказал,
    и, думаю, ты - тоже;
    ты делаешь то, что имеешь в виду,
    назовем это "речевым общением"?
    
    Скорее это просто пространство между словами,
    когда смыслы полностью изменились.
    
    
    (Смыслы изменились)
    
    От первого до последнего слова, которые я скажу,
    какое-то странное эхо останется
    впечатанным в стены,
    записанным на сводах,
    мы говорили и туннелировали через них,
    но смыслы полностью изменились.
    
    Из-за всего, что я сказал,
    ты стал считать меня чужаком,
    пока ты с некоторым облегчением
    не начал подозревать меня в неверии,
    я попробовал изложить истину,
    но мои смыслы полностью изменились.
    
    Я приберег одно слово напоследок,
    чтобы откупиться разом от этого длинного предложения,
    но то, что, как я думал, я сказал,
    было совсем не так прочитано.
    Произнесенное слово
    было разломано,
    и в пространстве между нами двумя
    смысл полностью изменился.
    
    
    (Ушел вперед)
    
    Мы прикусываем себе языки,
    пока точим лясы,
    и, хотя в наших легких - небесный огонь,
    наша речь не клеится.
    Может быть, пришло время замолчать?
    Ох, мы никогда не обсуждали это.
    
    Мы говорили без очередности
    в школе тяжелых поражений;
    хотя желание учиться на собственном опыте
    все еще шокирует,
    когда приходит время замолчать...
    Одна за другой челюсти отвисают.
    
    Голос все также отчетлив в моей голове;
    это последнее слово в монологе...
    Крупный план, изнутри, ночь.
    
    М-м-м...
    
    Голоса, живущие в моей голове, 
    утихли сейчас перед лицом тишины.
    
    Это мрачнейшее из настроений,
    это жесточайшая из шуток,
    то, что средство, которое я использовал, такое быстрое,
    внезапно отказало.
    И пришло время замолчать,
    когда ключевая связь прервалась...
    Абсурдное косноязычие,
    мои собственные слова, которыми я подавился.
    
    Заглотив эту нить,
    так много я теряю сейчас, 
    так много остается невысказанным,
    и голос, которым я говорил,
    ушел вперед.
    
    
    (Дар речи)
    
    Мы всегда кричим, чтобы быть услышанными,
    как будто бы наши голоса могут передать
    смысл задержанных предложений 
    и выученных уроков,
    раскрученных сюжетных линий,
    правды нашей чистоты и бесчестия,
    жизни, каждого нашего сдержанного вздоха,
    наших истинных имен.
    Мы стреляем нашими открытыми ртами в авантюрах,
    мы вбиваем боеприпасы в разрывы,
    взрываем торжество здравого смысла
    с помощью дара речи.
    
    
    (Речь взрывается)
    
    И если речь взорвется 
    нам в лицо как шрапнель,
    всю нашу самозащиту сдует напрочь.
    
    В конце это умозаключение произнесено:
    что же с нами будет,
    если мы растеряем слова?
    
    О, все еще в поисках слов...
    
    Я сказал свою часть,
    я ухожу сейчас,
    не произнесу ни слова
    о своем разочаровании.
    
    Ш-ш-ш.
    
    Все слова улетели прочь.
    
    

    Примечания

    Альбом посвящен размышлениям автора о такой ненадежной и шаткой конструкции, как язык (в смысле - речь), на котором нам приходится общаться друг с другом, излагать научные идеи, беседовать и спорить на философские темы. Данные вопросы активно обсуждались в начале-середине XX веке в рамках аналитической философии такими учеными как Людвиг Витгенштейн, Бертран Рассел, Курт Гёдель и др., а затем были критически переосмыслены в конце XX века в философии постмодернизма (например, идеи деконструкции Жака Дерриды, симулякры Жана Бодрийяра...).

    Автор перевода текста альбома (будучи ядерным физиком) испытывал постоянное желание перевести название диска "Incoherence" физическим термином "Некогерентность". Однако общий филологическо-философский контекст лирики заставил подобрать более близкое по смыслу значение этого слова "Бессвязность".

    [1] Вавилонская башня - сооружение, которое, по библейскому преданию (Быт 11:1-9), воздвигли потомки Ноя, чтобы достигнуть небес. Бог, разгневанный замыслом и действиями строителей, смешал их языки, чтобы они не могли понимать друг друга. Это предание представляет собой одну из первых попыток объяснить происхождение различных языков в мире.

    [2] Мастер слов, в оригинале - Logodaedalus (Лого-Дедал) - так называют человека, достигшего высочайшего мастерства во владении речью. В честь Дедала, героя древнегреческих мифов, известного своими хитроумными изобретениями (Лабиринт Минотавра, крылья Икара), а также слывшего выдающимся поэтом, музыкантом и художником. Слово Logodaedalus в английском языке - устаревшее, давно вышедшее из употребления, об этом в конце данного отрывка и сообщается.

    [3] Логорея (речевое недержание) - психическое отклонение.

    [4] Ящик Пандоры - в соответствии с древнегреческой легендой, из этого ящика беды и болезни распространились по Земле.

    [5] Стрела Зенона - один из парадоксов (апорий) древнегреческого философа Зенона Элейского, утверждающий логическую невозможность движения. Если время и пространство состоят из неделимых частиц, то летящая стрела неподвижна, так как в каждый неделимый момент времени она занимает равное себе положение, т.е. покоится, а отрезок времени и есть сумма таких неделимых моментов. Уроборос - в переводе с греческого языка означает "пожирающий свой хвост" - мифологический мировой змей, обвивающий кольцом Землю, ухватив себя за хвост. Считается символов бесконечного возрождения.

    [6] Смысл данной фразы так и остался непонятным переводчику. По всей видимости, Питер Хэммилл в очередной раз играет словами, создавая малопонятную фразу со скрытым подтекстом.

    [7] "Критяне всегда лгут" или Парадокс Эпименида: По преданию, философ Эпименид утверждал, что все критяне лжецы. Верно ли это утверждение, если учесть, что сам Эпименид родом с острова Крит? Парадокс демонстрирует расхождение разговорной речи с формальной логикой, вводя высказывание, которое одновременно истинно и ложно. Близким к этому парадоксу является теорема Гёделя о неполноте.

    [8] Число "пи" - математическая константа, выражающая отношение длины окружности к длине ее диаметра. "Пи" - иррациональное число, его нельзя представить в виде простой дроби.

    [9] Игра на созвучии английских слов - лжет (lies) и летит (flies).

    [10] Название этой части "All Greek" (буквально - "Все - по-гречески") в данном случае нужно переводить как "Сплошная тарабарщина", "Ничего непонятно"; однако не будем забывать и про прямое использование самого греческого языка в отрывке (см. далее).

    [11] "Нэ" и "охи", "хай" и "иэ" - "да" и "нет" по-гречески и по-японски соответственно.


Перевод С.В.Петрушанко hammillru@mail.ru, 2006-2007
Замечания и мысли Микаэла Абазяна способствовали прояснению целого ряда туманных мест.



Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017