Интервью с Питером Хэммиллом и Гари Лукасом
Дэйв Бейрд (Dave Baird) для The Progressive Aspect,
2014 год


The Progressive Aspect

Данное интервью взял у Питера Хэммилла бельгийский журналист Дэйв Бейрд (Dave Baird). Опубликовано на сайте The Progressive Aspect 2 февраля 2014 года. Автор перевода на русский язык - Микаэл Абазян (mikayelabazyan@yahoo.com).

Перепечатка и использование перевода этого интервью или же его отдельных частей возможны только в случае разрешения автора, переводчика и сайтов The Progressive Aspect и Русской страницы Питера Хэммилла и Van der Graaf Generator.



Вряд ли Питер Хэммилл и Гари Лукас нуждаются в представлении, потому как каждый из них имеет довольно долгую, успешную и завидную карьеру в сфере музыкальной индустрии. Питер работает с Van der Graaf Generator (VdGG), а Гари, пожалуй, наиболее известен сотрудничнством с Captain Beefhart и Джеффом Бакли. Оба музыканта плодотворно работают как в сольном ключе, так и в сотрудничестве с другими музыкантами. Одним из таких проектов является альбом OtherWorld (Другой Мир) (Сами музыканты настаивают на слитном написании названия алюбома: Otherworld. - прим. Пер.), который в первый раз свел вместе двух музыкантов в студии. В канун выпуска альбома и в ожидании предстоящего концерта в Union Chapel (который состоится 22 февраля 2014 года), TPA (The Progressive Aspect) удалось связаться с Питером и Гари, которые познакомили нас с альбомом OtherWorld.

Мы попросили обоих музыкантов ответить на вопросы, связанные с их сотрудничеством и с самим процессом создания альбома. Мы также воспользовались возможностью и попросили Питера и Гари рассказать об их индивидуальном опыте совместных работ, а Гари также кратко поведал о том, как он работал с Captain Beefhart и с Джеффом Бакли.


TPA: Итак, кто из вас первым обратился с предложением о сотрудничестве, и почему именно сейчас?

ГАРИ: Точно не помню, но мне кажется я первым предложил это в своей переписке с Питером; кажется я предложил встретиться в студии в Лондоне и посмотреть что из этого может выйти. Питеру эта идея понравилась, и он любезно пригласил меня поработать в его домашней студии в Бате.

ПИТЕР: Гари обратился ко мне... и ответом было "почему бы и нет"!

TPA: Знакомы ли вы были с предыдущими работами Гари до начала вашего с ним сотрудничества?

ПИТЕР: Я, конечно же, знал о Гари, но не был экспертом в его творчестве в широком плане.

TPA: Насколько известно, вы предварительно не обменивались материалами вплоть до самой записи. Было ли это сделано преднамеренно?

ПИТЕР: Именно так все и было. Вполне осознанно никто из нас не чувствовал необходимость (или страх) строить какие-либо планы или делать заготовки...

ГАРИ: Возможно, так и было. Я ощущал желание увидеть природу той энергии, которая должны была высвободиться в процессе нашей сессии. Мне хотелось посмотреть, как Питер будет реагировать, когда я впервые сыграю ему некоторые из моих композиций, потому что я всегда предпочитал именно такой вот способ активного контакта лицом к лицу, что было прекрасной возможностью достигнуть лучшего результата от подобного сотрудничества. Если бы я послал Питера музыку заранее, возможно наша встреча в студии прошла бы на низком эмоциональном уровне, что принесло бы ущерб дальнейшей работе.

ПИТЕР: Я думаю, что мы оба довольно открыты для такого подхода к работе и способны принять все, что может (или не может) получиться в результате.

TPA: Как развивались события в самой студии?

ПИТЕР: Довольно быстро. Гари продемонстрировал несколько инструментальных пьес, которые, на его взгляд, могли бы выиграть от моего в них участия, и был очень хорошо подготовлен к их фоновому исполнению. Он также наложил вживую несколько чисто звуковых "саундшафтов" (Перевод английского неологизма "soundscape" заимствован с русской страницы в Википедии, посвященной Роберту Фриппу, который известен своими работами в данном направлении. Образовано из слов "sound" (звук) и "landscape" (пейзаж, или ландшафт). Заменив в последнем "ланд" (land - земля - англ.) на "звук", получается слово, описывающее "рисование пейзажей с помощью музыки". - прим. Пер.).

ГАРИ: Вещи развивались невероятно быстро. Я играл для него всю ту музыку, что я принес с собой, музыку, которую я написал и выбрал интуитивно, считая, что это должно успешно сочетаться с голосом и восприимчивостью Питера. И он все это записал прямо на месте, внимательно вслушиваясь. Именно так я всегда и работал с Джеффом Бакли, представляя ему готовые инструментальные работы, чтобы он затем добавил к ним тексты и мелодию.

ПИТЕР: В свою очередь, у меня была пара песенных идей, и я также подготовил некий более дикий звуковой материал. Гари наложил свои импровизации на обе эти формы, мгновенно реагируя на прослушиваемый материал.

ГАРИ: После моего отъезда у Питера осталось большое количеством музыки, из которого он мог на свое усмотрение выбрать или не выбрать материал для дальнейшего украшения. Он также проиграл мне некоторые инструментальные пьесы, которые он приготовил для наших сессий, и я импровизировал под них прямо на месте - все это звучало невероятно просторно, и, я думаю, мы оба сразу осознали, что все получится действительно на славу.

TPA: Похожий вопрос: есть ли на OtherWorld песни, написанные или обдуманные заранее?

ГАРИ: Как песни - нет. Но несколько треков, принесенных мною, были, как уже говорилось, готовыми инструментальными композициями, которые, как я чувствовал, были хорошими кандидатами на песни с своевременным добавлением от Питера всего необходимого.

ПИТЕР: Лишь как основные их скелеты, как было сказано выше. Потребовалось время, чтобы понять, что нужно добавить... или убрать.

TPA: Современные технологии позволили бы вам записывать отдельно друг от друга, однако вы выбрали более органический подход. Вы предпочитаете работать именно таким образом?

ГАРИ: Да, абсолютно. Ничто не сравнимо с пребыванием в одном помещении вместе с соавтором для дальнейшего вдохновления на творчество.

ПИТЕР: Я думаю, что для этого проекта было очень важным, чтобы начальная его стадия происходила с нами обоими, находящимися в одном помещении. Нам сразу стало понятно, в изучении каких именно областей музыки мы были взаимно заинтересованы.

TPA: Вы когда-нибудь рассмотривали возможность отдельной работы над этим проектом?

ГАРИ: В процессе создания альбома мы регулярно делились своими соображениями - я услышал еще несколько гитарных партий, которые мне захотелось добавить в некоторых местах, что я в конце концов и сделал через несколько месяцев во время нашей второй с Питером сессии. Поскольку я живу в Нью-Йорке, Питер вынужденно проделал много работы самостоятельно, написав тексты и мелодии к песням, а также добавив некоторые гитарные партии.

ПИТЕР: Нет. Исключением, конечно же, является факт того, что, когда Гари уехал после первой сессии записи, мне нужно было выполнить много "самостоятельной" работы в плане написания текстов песен и записи вокальных партий.

TPA: Рискну задать хитрый вопрос: если бы вы работали отдельно, думаете ли вы, что OtherWorld получился бы таким же, какой он есть сейчас?

ПИТЕР: Конечно же нет. Но об этом не было и речи.

ГАРИ: Нет, и я сомневаюсь, что, работая в таком ключе, все бы получилось настолько же удачно, как это произошло на самом деле. Как упоминалось ранее, частью радости от сотрудничества является пребывание в непосредственной близости с вашим сотрудником. И это, конечно же, влияет на исход самого сотрудничества.

Otherworld

TPA: Первые записи состоялись в 2012 году. Можно узнать, насколько изменилась их первоначальная форма?

ГАРИ: Они вообще практически не изменились, за исключением того, что звучат более объемно и трехмерно - результат сведения с помощью превосходного нового микшерского пульта, который Питер приобрел для последнего тура Van der Graaf.

TPA: Были ли после этого какие-либо последующие записи?

ПИТЕР: В конце концов, Гари вернулся чтобы наложить и/или изменить некоторые окончательные детали, и на этом все и закончилось.

ГАРИ: Нет, потому как мы закончили альбом как таковой, однако, я думаю, что мы могли бы с легкостью сделать больше, и мы должны сделать больше! Сотрудничество с Питером очень приятно и плодотворно.

TPA: Мне кажется, что такие песни как "Cash" или "OtherWorld", имеют особый аромат VdGG. Питер, есть ли у вас некий фонд материала, который вы используете там, где это уместно, или же вы пишете специально для текущего проекта?

ПИТЕР: "Cash", действительно, очень близка к одному из стилей моего письма. Но вот метод обработки значительно далеко отстоит от VdGG. Кстати, я сознательно подходил к тому, что материал, который я привнес в этот проект, не должен был подходить ни к текущему положению вещей в мире VdGG, ни к моему текущему сольному материалу...

TPA: Хотя Гари и значится как гитарист, на альбоме отчетливо слышна гитара а-ля Хэммилл. Питер, вы также играете на альбоме?

ПИТЕР: Да, я немного сыграл в процессе наложения, и, конечно же, я создал всю раннюю структуру привнесенного мною материала. Естественно, Гари действительно гениальный гитарист-виртуоз, я же скорее "просторабочий" на инструменте(-ах), однако в результате все это сработало!

TPA: После прослушивания OtherWorld кажется, что ваш "союз был заключен на небесах". Что, на ваш взгляд, каждый из вас привнес в работу другого?

ГАРИ: Ну, я думаю, мы вдохновляем друг друга. По сути дела, не обсуждая все это заранее (ведь очень сложно обсуждать вещи подобного рода), у нас есть общая цель пытаться сделать больше, чтобы поднять "рок" - как хотите это называйте, скажем, "новая музыка" - на новые высоты творчества, в доселе неизведанные, не отмеченные до сих пор на карте миры. Все это соответствует традициям лучшей психоделической музыки, которая всегда являлась движущей силой для написания и исполнения моей музыки, и, в первую очередь, явилось тем, что привлекло меня в музыке Питера и VdGG в 1969 году.

ПИТЕР: Существует некая общность в стилях и подходах, которые мы используем. Мне кажется, что одной из ее составляющих является открытость. На мой взгляд, альбом будет интересен тем, что здесь мы оба демонстрируем "обычные" элементы наших (сольных) работ, однако тут присутствуют несколько удивительных поворотов, которые ставят все на свое место.

TPA: С кем бы вы хотели сотрудничать в будущем, и с кем бы вы хотели иметь возможность поработать в прошлом?

ГАРИ: Хм... Дилан и Ван Моррисон - в будущем. Сан Ра и Джон Колтрейн - в прошлом.

ПИТЕР: Я не из тех, кто безумно жаждет участвовать в совместных проектах, но бываю очень рад, когда они состоятся, особенно когда они получаются такими же успешными, как этот... и особенно когда они находятся на некоторой дисстанции от моей остальной работы.

TPA: Питер, во время нашего последнего разговора вы говорили о важности спонтанности и исполнения. Сработалали эта схема с Гари?

ПИТЕР: Все было именно так. Я думаю, что музыка на альбоме скорее весьма спонтанная, а не излишне обдуманная.

TPA: Гари, на альбоме есть множество мерцающих эффектов и пышных красок. Не могли бы вы вкратце поведать об использованной аппаратуре?

ГАРИ: Хм.... Как учил меня мой покойный отец, "Волшебник никогда не раскрывает свои секреты"!

TPA: ОК... Тогда можно нам поинтересоваться кто из музыкантов в первую очередь повлиял на разработку вашего гитарного стиля?

ГАРИ: Раньше я любил британских блюз, и, возможно, такие исполнители, как Клэптон, Бек и Пейдж, и еще Питер Грин были моими любимыми. Отмечу также психоделических безумцев Сида Барретта и Дэви О'Листа. Еще исполнители традиционной английской музыки Берт Джанш, Дэв Грэма, ребята из группы Incredible String Band. Но, когда я присоединился к Beefheart, я вернулся к американскому кантри-блюзу - это Скип Джеймс, Блайнд Блейк и Сан Хауз.

TPA: Как вы познакомились с Джеффом Бакли, и было ли очевидным во время его участия в Gods and Monsters, что он станет по праву известным и индивидуалистическим мастером?

ГАРИ: Я встретил его во время концерта, посвященного его отцу, Тиму Бакли, и продюсер Хэл Виллнер предложил нам попробовать поработать совместно. Он был знаком с моими прошлыми работами и восторженно о них отзывался. Я всегда считал его невероятно талантливым, и довольно пространно рассказал о наших взаимоотношениях в моей недавно вышедшей книге "Причастный Свету: Мои дни с Джеффом Бакли" (Оригинальное название: "Touched By Grace: My Time with Jeff Buckley" (JawbonePress). Приобрести оригинал можно здесь).

TPA: Гари, в первый раз вы видели Питера во время его выступления с Van der Graaf Generator в 70-х, однако, насколько мне известно, ваша карьера никогда не меняла курс в сторону прогрессивного рока. Отсюда общий вопрос: насколько вы осведомлены об этом жанре или о конкретных его представителях?

ГАРИ: На самом деле я не видел Питера с VdGG вплоть до обозначившего их воссоединение концерта в Royal Festival Hall в 2006 году или около того. Ранее же я был на его сольном выступлении в клубе Friars в Эйлсбери в 1973 году. Отвечая же на вопрос, скажу, что немало любимых мною групп конца 60-х, таких как Family и The Nice, вполне можно отнести к категории "прог". Туда же можно отнести и некоторые из моих песен из репертуара Gods and Monsters. Однако сущность моей музыки как бы основана на названии альбома Дон Ван Влита "Слижи мою наклейку, детка", означающее, как он мне объяснил, "Избавляйтесь от этикеток". Мир музыки довольно велик, и я нахожу, что та или иная классификация по жанрам очень ограничивает. Если вы посмотрите на мою дискографию, вы найдете более двух десятков альбомов, выполненных в различных категориях, включая психоделический рок, этническую музыку, народную, электронную и классическую. И я думаю, что общая нить, которая объединяет их все - моя игра на гитаре, моя эклектическая музыкальная восприимчивость, а также широкий охват того, что можно выразить с помощью гитары.

Возможно, тем самым широкая общественность сбивается с толку с точки зрения маркетинговой стратегии и попытке продавать мои альбомы, но пусть будет так. Мне очень нравилось делать все эти альбомы, и я любил играть всю эту музыку. И я предполагаю, что любой человек "с ушами" признает общее качество моей работы и захочет услышать больше. Я очень горжусь этими альбомами, все они получили 4-х и 5-и звездные отклики критиков и похвалу от людей, которые искали их и услышали. Если бы мне пришлось начать делать их все сначала, я бы ничего не изменил.

TPA: Очевидно, Гари, вы являетесь давним поклонником Питера. Если бы вам пришлось выбрать пять любимых песен из его карьеры, каким был бы ваш выбор?

ГАРИ: Afterwards, In the Black Room, Killer, House With No Door, The Future Now.

TPA: На мой взгляд, работа с Питером не была сложной по сравнению с эксплуататорскими методами от Captain Beefheart?

ГАРИ: Работать с Питером всегда очень приятно, и он - джентльмен. Эти два опыта просто нельзя сравнивать. Но, несмотря на то, что работа с Доном Ван Влитом порой была просто болезненной, я не жалею ни об одном из аспектов нашего с ним сотрудничества и очень им горжусь. С ним я обучился всем основам альтернативного музыкального бизнеса и получил настоящее боевое крещение.

Gary Lucas

TPA: Расскажите о ярких моментах в вашей работе с The Magic Band.

ГАРИ: Вы имеете в виду с Доном Ван Влитом? Просто говорить с ним по телефону (не говоря о том, чтобы быть рядом с ним) уже было волшебно и достаточно. Я любил гастролировать с ним по Великобритании, США и Европе в 1980-81 годах, а периоды записи альбомов "Flavor Bud Living" и "Evening Bell" - одни из самых захватывающих моментов в моей жизни. Особенно запись первого в 1980 году, когда, сойдя с самолета из Нью-Йорка в аэропорту Лос-Анджелеса, я взял такси и сразу же направился в Бербанк, и был сразу же препровожден в студию. Я отчеканил партию с первого же дубля, а после репетировал в течение нескольких месяцев, как сумасшедший.

TPA: Если я правильно понял, вы играли сольные пьесы как на Doc At The Radar Station, так и на Ice Cream For Crow. Почему на тот момент вы так и не были включены в группу на постоянной основе?

ГАРИ: Уже был на альбоме Ice Cream For Crow! На нем я - полноправный член группы, и я даже фигурирую в одноименном видеоклипе. К сожалению, Дон не захотел гастролировать с этим альбомом, хотя я бы сделал это с большим удовольствием, как и остальные ребята, сыгравшие на альбоме.

TPA: И Питер, и Beefheart - иконические фигуры с точки зрения их лирической наполненности и вокального стиля. Как бы вы сравнили опыт работы с каждым из них?

ГАРИ: Если честно, то так же, как если бы я сравнивал яблоки с апельсинами. Питер сам проделал всю работу над текстами песен и вокалом в своей собственной студии, и я не наблюдал за этим процессом. С другой стороны, идеи всегда хлестали из Дона спонтанно, он диктовал видимые им поэтические образы, насвистывал или напевал, имитируя звуки инструментов, свои мелодии на магнитофон, и записывал свои лирические идеи прямо на месте, и таким образом он часто создавал и сочинял песню целиком, выдавая ее непосредственно околачивавшимся рядом ребятам. Исполняя таким вот образом, ему как бы нравилось быть постоянно "включенным". Питер же всегда действует очень выдержано!

Peter Hammill

TPA: Возвращаясь к теме OtherWorld, рассмотрите ли вы возможность совместных гастролей?

ГАРИ: Конечно!

ПИТЕР: В фервале у нас пройдет концерт в Лондоне, и мы надеемся еще поработать в этом году.

TPA: Питер, отличаются ли вдохновения, движущие вперед вашу сольную работу и совместные проекты, от тех, которые направляют VdGG?

ПИТЕР: Вдохновения те же, но стилистические и философские различия велики.

TPA: Вы, кажется, имеете полную свободу в карьере, которую вы сами для себя создали. Планируете ли вы заранее все в деталях, или же вы следуете зову музы?

ПИТЕР: Скорее всего я, спотыкаясь, продвигаюсь вперед, будучи ведомым самим проектом, каким бы он ни был. Конечно же, определенное внимание уделяется планированию того, как будет распределено время между разного рода деятельностями.


The Progressive Aspect выражают благодарность Питеру и Гари за предоставленную возможность побеседовать с нами. Мы также благодарим Вики Пауэлл (Vicky Powell) и всю команду Esoteric Recordings за общую координацию в процессе подготовки этого интервью.

Полезные ссылки:
Peter Hammill - http://www.sofasound.com/
Gary Lucas - http://www.garylucas.com/
Esoteric Recordings - http://www.esotericrecordings.com/




Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017