Питер Хэммилл - Забег / Bill, Ben and Mede


    Перевод: Куляхтин А.Л. 1999


    Внимательно прочтите текст. Постарайтесь не отвечать по крайней мере на некоторые из вопросов. Оцениваться будет только ваше сочувствие героям.

    Трое отважных моряков решили устроить забег по маршруту Саутгемптон - Винчестер. Они установили одно-единственное правило: бежать все время по проезжей части дороги, и ни в коем случае не забегать на тротуар.

    Билл, интендант, решил бежать по левой стороне дороги. Бен, младший лейтенант, выбрал правую сторону. Миде, третий из них, чье звание, социальное положение и образ мыслей нам неизвестны, бежал посередине, прямо вдоль пунктирной белой полосы, разделяющей шоссе надвое. Всех участников забега объединяли три вещи: непоколебимая уверенность в собственной победе и в ее справедливости; признание того факта, что семнадцатимильный забег потребует от них напряжения всех сил; и надежда увидеть шпиль Винчестерского собора.

    Каждый бежал по-своему. Бен был хорошим спринтером и надеялся сломить моральный дух других участников забега, своим стремительным стартом. Билл не мог бегать быстро, но был уверен, что его крепкие ноги, мощная грудная клетка и замечательная выносливость в конце концов приведут к победе. Меде, хоть и не плелся, как черепаха, бежал не слишком резво, однако он был стратег и надеялся завоевать победу, сохраняя силы для последнего решительного броска, прямо перед самым собором.

    Что касается их взаимного расположения на шоссе, то здесь у каждого были свои преимущества и свои недостатки. Билл отлично видел правую половину дороги и совершенно не видел левой; он мог не опасаться быть сбитым едущими навстречу машинами, однако ему угрожали машины, которые ехали в одну с ним сторону. Позиция Бена было прямо противоположной: ему нечего было бояться, что машина наедет на него сзади, однако ему угрожал весь транспорт, едущий навстречу, из Винчестера. Меде в течение всего забега мог довольно легко держать в поле зрения всю проезжую часть, кроме того, он, в отличие от двух других участников забега, никак не мог случайно выбежать на тротуар и быть, таким образом, дисквалифицирован за нарушение правил. Однако все автомобили и грузовики запросто могли сбить его и, в силу этого, ему приходилось бежать зигзагами, уворачиваясь от проезжающих с обеих сторон машин.

    Здесь необходимо упомянуть что все без исключения члены команды судна, от капитана до юнги, сделали немалые ставки на исход забега, что придавало этом, весьма важному для его участников, соревнованию еще большую значимость.

    Забег стартовал как и ожидалось: Бен с немыслимой скоростью помчался вперед и, спустя короткое время, был уже на сотню ярдов впереди двух других участников. Их, впрочем, это совершенно не волновало: силач Билл был уверен, что победит так или иначе, а Меде подстраивал свой темп бега под темп Билла и мог, как ему и хотелось, свободно обозревать всю дорогу. Ни один из них не пытался догнать Билла.

    На расстоянии одной мили от Комптона Бен почти совсем выдохся и с отчаянием оглядывался назад, видя как Билл и Меде догоняют его. К этому времени Билл выработал четкий ритм своего бега, а Меде, у которого открылось второе дыхание, видел, что забег идет точно по задуманному им плану.

    На протяжении около двух сотен ярдов все трое шли точно вровень, но затем Бен, предчувствуя свое неизбежное поражение, в полном отчаянии выбежал на гораздо более удобный для бега тротуар, нарушив таким образом правила забега.

    Увидев это, Бен сперва пришел в ярость, но после, не желая уступать противнику, чего бы это ни стоило, тоже выбежал на тротуар со своей стороны дороги Таким образом Меде остался в меньшинстве, и правила забега изменились. Все это, по сути дела, показало, насколько искусственны любые правила и как извращена человеческая натура , однако происшедшее оставило Меде в меньшинстве, так как для него не нашлось тротуара, на который он мог бы забежать, и ему приходилось продолжать выписывать зигзаги посередине дороги: таков уж был недостаток выбранной им стратегии.

    Так они продолжали свой бег, трое на дороге: Билл, бегущий в уверенном и ровном ритме, Бен, отчаянно пытающийся не отстать, и Меде, который просто кипел от злости, и поэтому решил победить во что бы то ни стало. Возможно, на подступах к собору, соревнование разгорелось бы с новой силой, возможно (это было возможно с самого начала) все трое бы выдохлись, возможно победу не смогли бы присудить никому. Остается только гадать, что именно могло бы случиться, так как на том же шоссе вдруг произошло кое-что еще.

    Как раз в то самое время, когда междугородный автобус пытался обогнать фургон с мебелью, ярко-красный спортивный автомобиль, за рулем которого сидел местный ветеринар, спешащий по срочному вызову к больному удаву-боа, выехал на противоположную полосу проезжей части. Дорога оказалась слишком узкой для трех машин: грузовик и автомобиль, скрипя шинами и визжа тормозами, выехали на тротуар и сбили Билла и Бена. Передние колеса мебельного фургона раздавили Меде. Не победил никто.

    Эта история вызывает несколько вопросов:

    Существовал ли на самом деле Винчестерский собор и, если да, кто из участников забега прибежал бы туда первым?

    В чем была бы разница если бы участники бежали по маршруту:

    а) Тьюбинген - Ульм?
    б) Бетунь - Кентербери? (предположить, что все трое пересекли бы Ла-Манш на пароме)?

    Что случилось со ставками команды судна?

    Кто виноват?

    Есть ли в сказанном какой-либо смысл?


    (c) Peter Joseph Andrew Hammill 1971

    (c) Перевод: Куляхтин А.Л. 1999




Русская Страница Peter Hammill и Van der Graaf Generator
Петрушанко Сергей hammillru@mail.ru, 1998-2017